«Мы брали кредит на 20 лет, но выплатили за два года из-за инфляции». Как живется в красных домах в Уручье, где квартиры стоили 478 млн руб.
CityDog.io
1
03.06.2022

«Мы брали кредит на 20 лет, но выплатили за два года из-за инфляции». Как живется в красных домах в Уручье, где квартиры стоили 478 млн руб.

«Мы брали кредит на 20 лет, но выплатили за два года из-за инфляции». Как живется в красных домах в Уруч...
Комплекс домов на улице Городецкой напротив парка Уручье возводили в конце 90-х. Тогда жить в развивающемся районе хотели многие, но цена «квадрата», по слухам, была неподъемной. Журналисты Realt.by побывали в нескольких домах комплекса, чтобы узнать, кто покупал там квартиры, считают ли местные свое жилье престижным и какие объекты не снизили планку за годы.

Комплекс домов на улице Городецкой напротив парка Уручье возводили в конце 90-х. Тогда жить в развивающемся районе хотели многие, но цена «квадрата», по слухам, была неподъемной. Журналисты Realt.by побывали в нескольких домах комплекса, чтобы узнать, кто покупал там квартиры, считают ли местные свое жилье престижным и какие объекты не снизили планку за годы.

«Вместо паркета – линолеум, взамен плитки – краска»

С проспекта дома на Городецкой выглядят как единое строение. Вообще вид цепляет. Где-то есть башни, за первой линией прячутся другие высотки. Такой небольшой рыжий Манхэттен у парка с рекой и беседкой вместо мостов.

Вблизи все выглядит не так эффектно. Дома разной формы и размеров разбросаны по двору, как детали в тетрисе, а на месте пустых квадратиков – детские площадки и парковки. Часть жилых домов напротив парка Уручье спроектировал советский архитектор Дмитрий Кудрявцев. В период с 1978 по 2005 год он являлся главным архитектором проектов в «Минскпроекте». Его первая работа – это жилой дом, где на первом этаже уже много лет располагается знаменитый магазин «1000 мелочей». Самая известная работа – здание управления Минского метрополитена на площади Независимости.

В доме №38 7 подъездов. Он один из самых длинных в комплексе и был построен в 1997 году. Его фасад пестрит теплыми насыщенными красками. Где-то желтым подкрасили, где-то светлым и красным, как будто экспериментировали, какой подходит больше. Все кругом разное: и оформление балконов, и оконные рамы, и этажность. Все исправит капитальный ремонт, говорят местные, а они его очень ждут.

– Квартиры на то время были хорошие. Мы заселились сюда одни из первых, – рассказывает женщина у подъезда. – А теперь посмотрите, в каком он сейчас состоянии: мусор валяется. Ступени просили отремонтировать, а цемент залили и размазали, как будто были с бодуна.

Сергей Степанович тоже переехал в дом сразу после его сдачи. Мужчина рассказывает, что жилой объект строили в два этапа. Сперва возводили первые четыре подъезда, а потом оставшиеся три. Отмечает, что стройка какое-то время была заморожена из-за проблем с финансированием. Поэтому то, что планировалось сделать, воплотили не сразу и где-то не так.

– Планировались паркетные полы, но постелили линолеум. В кухне и санузлах на стенах взамен плитки появилась краска, обои другие. Подъезды тоже должны были выглядеть иначе, – вспоминает местный житель. – Более престижным считается соседний дом. Наш появился раньше – может, поэтому и считался лучшим.

Мужчина говорит, что в доме в свое время жили начальники и инженеры, которые были причастны к возведению их здания. Сергей Степанович свою квартиру получил по очереди, в которой стоял 16 лет. На тот момент выбирать особо не приходилось, а квартира стоила недешево – 400 миллионов рублей.

– Я думал, что не потяну, но решился. Понабрал кредитов, но уже давно все погасил, – говорит он. – Дом и сейчас пользуется популярностью. Он кирпичный и в хорошем микрорайоне – Уручье только расцвел. Да и у нас местоположение оказалось очень удачным: метро, магазины рядом, впереди только парк, и никакой тебе стройки.

Жители рассказывают, что в целом домом довольны. Все недостатки заменяет благоустройство района. Люба заселилась в квартиру в 1998 году.

– Живем хорошо, цветочки садим, клумбы делаем, – рассказывает женщина. Она с мужем получила квартиру от предприятия. Заказчиком строительства дома выступила организация «Белэнергоремналадка». – Кроме работников предприятия, здесь получали жилье сотрудники организаций-подрядчиков («ТПС-Центр», «СПС-Плюс») и исполкома.

Соседи друг друга знают, осталось много старожилов, но есть и те, кто свои квартиры продает, а покупатели находятся быстро. Сейчас дом непрестижный, подъезды грязные и неаккуратные. Хотя, когда мы только строились, у нас должна была быть другая отделка, побогаче: с плиткой, паркетом – а вышло не так. Кто теперь скажет, за что мы в итоге заплатили?

Семья Любы тоже боялась влезать в строительство. Трехкомнатная квартира тогда стоила 478 миллионов рублей, вспоминает женщина.

– Мы брали кредит на 20 лет, но выплатили за два года из-за инфляции.

«Пачка сигарет стоила дороже, чем наш ежемесячный платеж»

Подъезд не так уж и плох, как описывали местные. Людям с дополнительными потребностями добраться до квартиры или улицы нелегко: нет пандуса, лифт маленький и часто ломается. Чтобы хоть как-то упростить жизнь, жители соорудили пандус из досок.

Надежда рассказывает, что предприятие «Белэнергоремналадка» выдавало кредит сотрудникам, выделяло средства на первый взнос.

– Я не знала, как мы выкрутимся с такой стоимостью квартиры. Год платили как положено, а потом стукнула инфляция, и так получилось, что пачка сигарет стоила дороже, чем наш ежемесячный платеж. Помню, что многие люди в то время брали кредиты на строительство. Просто повезло, что так случилось, – построились за копейки. Обрадовались, ведь такой сумасшедшей инфляции никогда не было. Раньше дом могли еще назвать престижным, а сейчас точно нет. Вот Новая Боровая рядом, а там совершенно другие квартиры и подъезды: ни пылинки, ни соринки.

Жителям первых этажей дома №38 для хорошего настроения нужно лишь открыть окно: за ним красота и аромат – здание стоит в окружении цветущей и пушистой сирени. И в ботанический сад ходить не обязательно.

Валентина разговаривала с нами через окно. Женщина вспомнила, как они с мужем пришли смотреть дом и зашли в квартиру, которая впоследствии стала их.

– Помню, она была заставлена досками, строительными материалами для ремонта – служила складом какое-то время. Жилье было обставлено проще, чем сейчас в новостройках. Кроме отделки у нас в прихожей стояли шкафы. Комнаты просторные, а в тещиной комнате-кладовке даже диван поместится.

С верхних этажей открывается волшебный вид на город. Если бы здесь была эксплуатируемая кровля, вечерами у входа на лестницу стояла бы очередь из желающих понаблюдать за закатом.

Отсюда же видна панорама соседнего 32-го дома, который также входит в комплекс, но был построен годом позже. Внутри он выглядит иначе: и подъезды более ухоженные, и место для консьержа имеется, а территория дома огорожена забором.

Этот дом знаменит и тем, что на его крыше стоит «Дом Карлсона» – так называют его жители района.

Коттедж-квартира или квартира-коттедж состоит из трех уровней – помещений на 8-м, 9-м этажах, а также дома на крыше. Общая площадь объекта – 253 м². Несколько лет назад объект выставляли на продажу за 270 тысяч долларов. Известно, что на тот момент там было пять комнат, три санузла, сауна, спортзал, бассейн и собственный дворик. Ходили слухи, что администрация города судилась с владельцем, однако что происходило на самом деле, неизвестно. Мы хотели попасть в гости, но, увы, никто не открыл.

Вот как выглядел эксклюзивный объект Минска.

 

 

 

 

«По генплану на месте парка должны были построить аквапарк»

Дом №34 на карте чем-то напоминает цифру 4. Миниатюрная пятиэтажка была построена в 1996 году. Здесь, как и в соседнем доме, разная этажность, но придворовая территория также огорожена забором, а сирени заменили туи и елки.

В доме всего 36 квартир на три подъезда. На последних этажах встречаются двухуровневые квартиры. Жилое здание строили для работников института комплексного использования водных ресурсов РУП «ЦНИИКИВР».

Юрий, один из жильцов, также называет здешние квартиры удачными, ведь их покупали в кредит, который чуть позже съела инфляция.

Двери подъезда больше напоминают парадные в офисах. Такому порядку и дизайну соседи других домов бы позавидовали. На стенах висят зеркала и картины, на каждом этаже одинаковые светильники, а перила – дежавю из прошлого: широкие деревянные поручни, которые сейчас найти – большая редкость. Их сделал один из жильцов.

Старожилов здесь осталось не так много, а дружеские отношения между новыми соседями не завязались, признается еще один местный житель. Однако, если что-то нужно сделать для общего комфорта, проблем не возникает. Так, пять лет назад удалось обновить стены подъезда, перила, а вот плитка на полу сохранилась еще первоначальная.

– Когда мы только заселились, в 1997 году, здесь не было парка. По генплану на его месте должны были построить аквапарк, но денег не нашли – и хорошо. Лучше парк, чем очередь из машин, — говорит жилец. — Наш дом до сих пор считается элитным, хотя у нас не было отделки, лишь голые стены.

По словам мужчины, все всегда в руках самих жителей и ждать капремонта нет смысла: «За свой дом каждый должен отвечать сам».

 

Фото: Realt.by.