Мисс Беларусь, отказавшаяся от карьеры в Америке: «Минск – такой добрячок»

Мисс Беларусь, отказавшаяся от карьеры в Америке: «Минск – такой добрячок»
Мы познакомились с Ольгой Антроповой, Мисс Беларусь-2004, а ныне – дизайнером интерьеров, когда делали «Квартиросъемку». Она предложила начать с кофе – спустя час разговора мы поняли, что на CityDog.by появится еще и это интервью.  

Мы познакомились с Ольгой Антроповой, Мисс Беларусь-2004, а ныне – дизайнером интерьеров, когда делали «Квартиросъемку». Она предложила начать с кофе – спустя час разговора мы поняли, что на CityDog.by появится еще и это интервью.  

В 18 лет Ольга уехала из родного Полоцка в Токио, где работала фотомоделью по контракту. По ее словам, это было одним из самых ярких впечатлений в ее жизни, но в один из приездов домой она влюбилась и «как нормальная женщина решила оставить все ради любви», то есть разорвать контракт и закрыть пути обратно. Через два года по той же причине девушка решила поучаствовать в конкурсе «Мисс Беларусь». По ее словам, у нее тут же началась совсем другая жизнь: Ольга улетела в Америку, где подписала контракт с местным модельным агентством на три года.

«я поняла, что меня все перестало радовать»

– У меня был океан за окном, размеренная жизнь, хороший заработок, много путешествий. Съемки проходили то в Барселоне, то в Милане, мы много снимали в Колумбии, – вспоминает Ольга. – После двух лет такого насыщенного графика я поняла, что меня все перестало радовать. Даже деньги не нужны, когда начинается душевный сквозняк.

– Мне было 24 года, у меня оставалась виза еще на год: я поняла, что хочу учиться. Когда я уехала в Токио, в нашей семье из четырех женщин были трудные финансовые времена, и у меня даже мысли не было об институте – я выбрала возможность заработать и увидеть мир. Тогда мама ушла с работы воспитателем и занялась торговлей, а бабушка подрабатывала дворником. Она вставала в пять утра – а тогда ей было 74 года – и убирала территорию. Получала за работу 30 долларов на то время.

«всех “уволила” с работы»

– Я думала: ну как так, я не могу ничего сделать, не могу ничего исправить. И, когда в Токио со мной первый раз рассчитались, я выслала нормальную сумму денег и сказала: «Бабушка, если ты не уволишься, я с тобой никогда не буду разговаривать!» Это было в сентябре, а ушла с работы она в ноябре, потому что жалела эти 30 долларов. Слава богу, она и сейчас жива. Пока у тебя есть бабушка, ты еще маленький – я еще внучка. Позже я всех «уволила» с работы: сейчас они воспитывают племянника, а сестра работает ювелиром.

– С детства я мечтала о художественной школе. Все в резиночки прыгают, а у меня – карандаш и чистый лист бумаги. Поражало, что на нем может вдруг появиться дерево или еще что-то.

«Квартирный вопрос»

– В Америке я покупала журналы интерьеров, вырывала из них странички и складывала в папочки. Звонила домой дяде и говорила: «Сходите к бабушке в комнату, замеряйте стены». Потом заходила на сайт IKEA и выбирала мебель. Тогда чертить не умела – не знала тонкостей. Делала все простым карандашом под линеечку. 

Я прилетала домой с обоями и декором. Потом «выселяла» всех из дома на пару дней и устраивала «Квартирный вопрос». Бабушка в слезы, мама ахает и охает, сестра в восторге. Эти эмоции невероятны! Со временем я переделала квартиру полностью. У нас там дружат подъездами, поэтому все приходили посмотреть на переделку.

Курсы дизайна и работа по выгулу собак

После двух модельных лет в Майами Оля переехала учиться в Нью-Йорк, где, как говорит она сама, «от жадности до знаний взяла сразу шесть классов по дизайну».

– В Майами ты заворачиваешь за угол на велосипеде и покупаешь стакан смузи, а здесь, доходя до метро, стоишь, как наркоман, в очереди за кофе в Starbucks. В Майами – летний бриз, а тут пронизывает ветер, – рассказывает Оля.

Во время жизни в Нью-Йорке учеба стала для Ольги на первое место: по утрам она ходила на занятия по кулинарии, днем работала, выгуливая собак, а вечером занималась на курсах дизайна.

– Учеба в Америке нравилась мне тем, что можно было брать только те курсы, которые тебе интересны. Кулинарию у нас преподавала итальянка за 80 – группе всего из 10 человек. Модельную карьеру я забросила – и была счастлива.

– Каждые три месяца приезжала домой, боясь что-то упустить. В один момент осознала, что несусь, а что-то родное откалывается. После 10 лет скитаний я поняла, что меня не прельщает заграница, я всегда могу туда уехать отдохнуть. Мне хотелось быть ближе к семье.

Отучившись год в Штатах, Ольга вернулась в Минск и полгода «приходила в себя».

Возвращение в Минск: «Меня никто не понимал»

– Меня никто не понимал: два года в Майами, жизнь на Манхэттене в Нью-Йорке, почти подписанный контракт в Лос-Анджелесе – но я вернулась на родину.

Америка дала возможность побаловаться моделью, но я не гналась за известностью. Мне нравилось другое: приезжать в любой город, жить там пару месяцев, учить язык, погружаться в среду. Но я поняла, что все-таки живу дизайном интерьеров. Не очень люблю магазины одежды – я человек одного наряда. Но запусти меня в магазин с фонарями, картинами и чашками – это мой рай!

Еще мне очень нравится здесь работать. Минск – он такой добрячок. У нас никто не избалован: можно успеть сделать 10 встреч за день, так что КПД дня всегда удовлетворительный.

«Я чертила в самолете»

В Москве Оля окончила школу дизайна «Детали», куда она уехала после возвращения в Минск. Девушка называет то время «год затяжного счастья».

– Жизнь подкинула мне первого заказчика, когда я возвращалась в Минск – я чертила в самолете. Сосед оказался одним из соучредителей сети пироговых – от меня требовалась адаптация проекта к помещениям.

Со временем заказов становилось все больше:

– Помню, приходила на объект: там пылища… Строители переворачивали пустое ведро из-под краски, усаживали на него, подкладывая полотенце, чтобы я не испачкалась. Кипятильником заваривали растворимый кофе в кружке с надписью «Серега» – так начиналось мое утро. Днем я шла в другой ресторан, где тоже создавала интерьер, и там мне говорили: «Оля, может, латте с корицей?»

«Другое место»

– «Другое место» мы сделали за три недели с нуля. Там мне встретился человек, который научил меня быстро работать. После сдачи объекта я три дня отдыхала от перегруза. Зато сейчас ничего не страшно! Для сравнения: на «Штолле» обычно уходит полтора месяца.

– Потом мне предложили стать управляющим партнером ресторана. Наверное, во время ремонта заметили, как я могу всех построить, – смеется Оля. – Год я работала так: утром – по стройкам, днем – в ресторане, а по вечерам чертила.

– Я очень люблю эти контрасты. И вообще, они помогают не терять себя. Взлетел, потом раз – приземлился и думаешь: «А звонила ли я вообще домой? Давно ли?» Кстати, у меня нет ни офиса, ни помощников, ни одного «отфотканного» для портфолио интерьера.

– А как тогда вас находят заказчики?

 – Сарафанное радио. Кстати, очень хороший способ. Один друг посоветовал другому, потом кто-то из заказчиков заводит второго, третьего ребенка – нужен дом, снова приглашают меня. Вхожа в семью (смеется). Детские комнаты делаю бесплатно, не могу за это брать денег. Для меня это такое счастье и такая «запятая» в моем отношении к дизайну.

«Пока есть силы и энергия, я отправлюсь в экзотические путешествия»

Оля много путешествует по миру: в Греции она ходила под парусом, на сафари в Кении видела, как дорогу переходит львица, жираф, а потом и красный слон. Узнала, что в племенах масаи все пострижены налысо – длинные косы есть только у холостых мужчин.

Оля рассказывает, что на Кубе она хотела увидеть бабушку Габриэлу: фольклорную, в цветочных обручах, с ярким макияжем, огромной сигарой. И что старая Гавана – место, где живут люди, которые умеют быть счастливыми.

– После жаркой Кубы +27 в конце марта я поехала на Ямал в -27, – вспоминает Ольга. – Жила в чуме, мчала на оленьей упряжке, пила талую воду, ела оленину, морошку, из которой зимой делают чай или варенье. У них там очень много булок, печенья, конфет – все очень калорийное. Там просто пухнешь от еды, и вес набирается быстро!

– Местных девочек после 14 лет учат выделывать шкуру, плести из бисера и собирать чум. Нормальная хозяйка соберет чум за полчаса.

– Старших сыновей отпускают из семьи, они получают образование. А младшие становятся оленеводами. Это судьба. Некоторых оленей в три месяца забирают в чум, приручают, и они, ручные, живут вместе с людьми.

– Помню, едем на автобусе, а вдоль трассы идет оленевод. Мы еще километров 15 проехали, я у гида спрашиваю: «Куда он идет? Ни конца ни края же!..» А он вспомнил случай, как оленевод остановил их и попросил соли. Когда его спросили, далеко ли ему идти, он сказал: «Нет, дня два».

– Раньше мне хотелось посетить музеи и увидеть архитектуру в Мадриде, Париже, Барселоне, – рассказывает Оля. – Потом я поняла, что ходить и созерцать можно на пенсии. Пока есть силы и энергия, я все-таки отправлюсь в экзотические путешествия, в которых, может быть, побываешь раз в жизни.

На более близкие расстояния Оля путешествует с бульдогом Гришей. Недавно они вместе съездили по маршруту Вильнюс – Рига – Юрмала.

– Гриша первый раз увидел море и ел волны. Английские бульдоги не умеют плавать, – улыбается Оля.

«Гриша бывает со мной на переговорах, стройках и в салонах плитки. Он очень социально адаптированный пес».

– Следующая мечта – Исландия. Туда я даже хотела уехать одна на прошлый день рождения. Представляю себя в этих лугах и полях… В таких путешествиях познаешь себя.

Чтобы внуки сказали: «Смотри, какая наша бабушка!»

В этот момент у Ольги звонит телефон, она снимает трубку и говорит о съемках в ролике.

– Так вы все-таки снимаетесь?

– Я вернулась из Америки, когда мне было 27, сейчас мне 33. Тогда мы снимали направление Alisee для Milavitsa, Matiоili, много рекламных роликов. Мне нравилось: держишь себя в форме.

– Сейчас запускается новая линия нижнего белья. Я стала их лицом – и с удовольствием! У меня такой спортивный интерес. Когда-нибудь внук приведет мне невестку… Мы бабушек не представляем молодыми девчонками, они в нашей памяти всегда бабушки. А как нас будут воспринимать собственные внуки! Меня будет забавлять, что они посмотрят архив моих фотографий и скажут: «Смотри, какая наша бабушка!»

Оля в финале Мисс Беларусь-2004.

– Думаю, мне уже можно было три раза развестись и нарожать детей. Я до ненормальности много работала. Личная жизнь отходила на второй план. Если и была, то на условиях комфорта, когда никто никому не мешал и не усаживал дома.

Сейчас наступил созидательный момент в жизни – я не скучаю по модельному прошлому. Дизайн – удовлетворение. Прошел этап, когда я фанатично набирала по 11 строек, – сегодня делаю все неспешно. У меня было много интересных событий в жизни и разных периодов. Сейчас я наслаждаюсь этим этапом, дающим возможность получать радость от каждого дня.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by, архив героини.

поделиться
Еще по этой теме:
Как выглядит девушка из Беларуси на «Мисс СССР в Великобритании»
Меха и бижутерия: как выглядели конкурсантки «Мисс Беларусь» в купальниках
Как выглядит девушка, которую выгнали из «Мисс Беларусь 2016»