«Я тот стиляга, который предпочитает романтический стиль». Мы нашли того са-а-амого экстраординарного модника Минска

«Я тот стиляга, который предпочитает романтический стиль». Мы нашли того са-а-амого экстраординарного мо...
Инстаграм-сообщество «Минский модник» подумывает наградить его заслуженной «премией». Люди ищут его в толпе и делают новые снимки. Лиза Кравченко нашла прославленного «песняра».

Инстаграм-сообщество «Минский модник» подумывает наградить его заслуженной «премией». Люди ищут его в толпе и делают новые снимки. Лиза Кравченко нашла прославленного «песняра».

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Минский Модник (@minskimodnik) on

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Минский Модник (@minskimodnik) on

Кто это и как его зовут?

Владимиру Кононову 66 лет, он коренной минчанин из спального района на Юго-Западе, где живет с третьей супругой. От первого брака у него осталась взрослая дочь. Правда, уехала в Израиль и там же поселилась. У нынешней жены остался сын, который занимается бизнесом в Москве. По профессии Владимир Иванович инженер в сфере энергетики со стажем целых 43 года. Он ездит по объектам, занимается наладкой оборудования и поражает своим личным стилем.

Мы встретились в ДК Тракторного завода по просьбе Владимира Ивановича: каждую субботу тут собирается клуб филофонистов – барахолка дисков. Музыка – хобби нашего героя, он ее «коллекционирует». Слушает эйсид, психоделик, хард, а больше всего – простой и доходчивый глэм-рок начала 1970-х. И просит называть его не «мод», а «стилягой».

«Главное, чтобы образ радовал мой глаз. А чужой – это поскольку-постольку»

– Я всю жизнь одеваюсь так, как мне нравится, – начинает мужчина. – Невзирая на разные помехи. Меня всегда тянуло к необычной, нестандартной одежде. Одну и ту же вещь я не могу носить 5 дней в неделю, максимум – два-три дня, и я должен надеть что-то новое. Главное – чтобы мне было эмоционально и психологически комфортно, чтобы образ радовал мой глаз. А чужой – это поскольку-постольку.

Ежедневно позволить себе свободу в одежде Владимир Иванович тоже не может:работа обязывает. А потому выпускает фантазию на прогулку по выходным или во время отпуска. В будние мужчина одевается в том же стиле, просто сдержаннее.

Сегодня выходной, и Владимир Иванович описывает свой наряд. Первой в глаза бросается бордовая рубашка в полоску – дань последним трендам. Наверх накинута куртка из настоящей кожи. До этого она жила в секонде. Любовь к глэм-року дополнила образ расклешенными штанами и полусапогами-казаками – подарок племянника. Жемчужина образа – сумка. Легкая, бордовая, мягкая. Ради нее «убили благородное животное – лошадь». Сумку продавали на ярмарке года три назад за 120 рублей на сегодняшние деньги. Стоила она, конечно, дороже, но «охотников не нашлось».

 

 

Магазины уцененной одежды, ярмарки, барахолки, бутики – мужчина приобретает необходимые вещи в разных точках Минска. А что-то делают на заказ. К примеру, Владимир Иванович обращается к знакомой портной. У нее он шил штаны и комбинезоны. Даже эскизов рисовать не понадобилось – принес ткань и описал все на словах.

Где он берет такие крутые вещи?

Сапожники тоже не остались в стороне. Мужчина вспоминает про свой античный образ, который можно найти в профиле «Минского модника»: соломенная шляпка, полосатая рубашка и гладиаторские сандалии. Последнее делали под заказ в сети мастерских «Ялина».

– Я пришел к ним и говорю: хочу летние сандалии или сапоги, ременчатые, до колен или ниже, – рассказывает Владимир Иванович. – А они перед этим делали на заказ гладиаторские сандалии – так они называются на жаргоне сапожников. Театр Горького вроде бы ставил древнегреческую комедию, они и заказали. Мне про это рассказали и предложили сделать такие же. У них я еще заказывал зимние сапоги с бахромой и утепленные осенние, рыже-черного цвета.

Надо сказать, что обувь на заказ дороже, чем массовая обувь в магазине. Это всегда около 150–200 долларов, если говорить про сапоги. А вообще, мой гардероб стоит от 1 рубля до 400 долларов. Самая дорогая одежда, которую я припоминаю, это меховая куртка из песца. Отдал за нее тогда 400 долларов!

Образы создаются по-разному. Иногда Владимир Иванович заранее знает, чего хочет. Иногда выбирает базовую вещь и вокруг нее строит весь остальной наряд. Где-то влияние оказала музыка – тот же самый глэм-рок. Где-то повлияла современная мода. Вообще, мужчина не следит за новинками, но некоторые забирает и в свой гардероб.

– Этим летом каждая вторая девушка стала полосатой. Я подумал, что и мне надо приобщиться к этому тренду. Попробовал заказать полосатый комбинезон – его не оказалось на складе. А потом шел за продуктами в магазин, по пути был какой-то турецкий магазин одежды. Я не поленился зайти, а там длинные рубахи в полоску. Льняные и притом уцененные. Ну, раз скидка – значит, надо брать, – смеется мужчина. – Штаны с лампасами мне вот не нравятся. Они свое начало берут из 90-х годов, когда господствовал «спортивно-бандитский» стиль. У меня лично с этим временем никаких приятных воспоминаний нет.

Как на луки Владимира Ивановича реагируют родные и соседи?

Свой стиль мужчина характеризует как романтический. Очень много вещей связано с временами XIX–XX века. Ведь романтика – это приспособление находок прошлого. И она бывает разной: сюда вписываются и расклешенные штаны, и сапоги галифе с каракулевой папахой, и спортивные костюмы – правда, из XIX века. На такие необычные вещи люди реагируют по-разному. Среди родных это в основном поддержка. Мать мужчины спокойно ко всему отнеслась. Супруге же иногда что-то не нравится. В таком случае Владимир Иванович старается в этой вещи с ней не выходить, а без нее – так кто же запрещает?

Совсем другое – реакция незнакомых людей. «Жители» модного мира – фотографы, модельеры, фанаты – это тот самый позитив, восхищение и понимание. Один раз, вспоминает мужчина, на выставке белорусских дизайнеров объективы фотографов были направлены на него – обычного посетителя в необычной одежде.

Соседи к ярким и необычным нарядам мужчины уже привыкли. Он вообще не сильно с ними и общается. После такого ответа вспоминаю разговор с людьми из смежных подъездов: они либо не знали про Владимира Ивановича, либо знали про него мало. Сам герой замечает: «Наверное, обсуждают, оценивают». Причем почему-то ему кажется, что оценки эти негативные.

Как он относится к агрессии со стороны людей?

А отрицательных впечатлений от незнакомцев Владимиру Ивановичу хватает. Общество создало некий свод правил и законов, по которым судит окружающих. А тут появляется персонаж, который эти законы нарушает. В итоге кто-то оценивает образы мужчины, остроумие, необычность, а кто-то видит в них провокацию и непорядок.

– Бывали случаи агрессии. У людей по части одежды полно всяких устоявшихся штампов и стереотипов – должен одеваться так, а не иначе. А тут вдруг они видят нарушения. По мере возможности стараюсь не обращать внимание, но пару раз приходилось отбиваться.

 

 

– Белорусское общество не такое толерантное. Хотя другое, например российское, может быть еще хуже. Если тут негативная реакция – это глумливый смех, рогот, то в России это может быть физическое насилие с непредсказуемыми последствиями, – объясняет мужчина и дополняет интересным наблюдением: – Например, есть определенный стереотип на тему того, что считать подходящим для мужчин, а что – для женщин. Когда-то 90% мужчин основной обувью считали сапоги, так называемые ботфорты. Потом эту обувь для повседневной жизни переняла женская часть, а мужская – ботинки. Для мужчин сапоги остались как рабочая обувь. Я вот, к примеру, на себе показываю, что мужчина имеет право носить сапоги по образцу своих предшественников.

Однако Владимир Иванович замечает: в последние годы реакция людей на него поменялась, смягчилась. И то ли во всем этом виноват интернет с доступной информацией, то ли многообразие одежды в наше время. Итог один – общество, а в частности мужчины, стали воспринимать необычные образы спокойнее. То же касается и молодежи: раньше она была более дикой.

Шесть лет назад Владимир Иванович возвращался в Минск с работы на объекте. В Барановичах сел на электричку, где к нему подсел один мужчина. Дело было зимой, наш герой был одет по-своему: черные галифе, куртка из песца, высокие сапоги с бахромой. Подсевший поинтересовался, что же заставляет нашего героя так одеваться.

– Я ему ответил, что то же самое, что заставляет одеваться вас вашим образом: моя культура, воспитание, представления.

Дорога была длинная, и двое мужчин разговорились. Случайный визави рассказал про своего брата, который увлекается модой. Говорил, что раньше принимал это близко к сердцу, но сейчас успокоился. Около часа с небольшим они общались на разные темы. По приезде с соседней лавки поднялся спутник того самого незнакомца: бритоголовый, одетый во все черное, «как бы подчиненный». Незнакомец поблагодарил Владимира Ивановича за приятную беседу:

– Он мне сообщил, что если бы мы встретились два года назад в этой электричке, когда он не был таким спокойным и равнодушным, то они бы сбросили меня с этого поезда без всяких разговоров. Вот вам и коротко о смягчении взглядов людей.

Часто ли Владимиру Ивановичу говорят, что он похож на Мулявина?

– Любой усатый мужчина сейчас ассоциируется с «Песнярами», потому что в тренде уже не они, а бороды. Но такие прическа и усы – совпадение и результат воспоминаний о белорусских «Битлз».

 

Что можно посоветовать тем, кто тоже так хочет?

Владимир Иванович уверен: общество в некотором роде больное, потому что тут царят привычки и клише. Даже его популярность в интернете указывает на это. К слову, свою знаменитость комментирует так:

– Стал жертвой папарацци! Если бы люди привыкли, что можно одеваться, обуваться по-разному, свободно, то не было бы такой шумихи. Что посоветовать тем, кто не может решиться одеваться так, как я? Если человек хочет свободно выбирать, как выглядеть в наших реалиях, если хочет быть оригинальным, он должен быть смелым. Без этого ничего не выйдет.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: CityDog.by, instagram.com/minskimodnik.

поделиться
Еще по этой теме:
Веселые картинки: кажется, в Минске нашелся са-а-амый экстраординарный модник (вам он точно понравится)
Парижане показывают, что скоро будут носить минчане-модники (если хватит смелости)
«Когда в наушниках дарк-диско, одеваюсь соответствующе». Какая музыка вдохновляет минских модников на такие наряды