«Приехали на встречу». Взрывной волной пуля разорвала этому парню спинной мозг, он оказался в коляске. А сейчас вытворяет такое!

«Приехали на встречу». Взрывной волной пуля разорвала этому парню спинной мозг, он оказался в коляске. А...
Интернет-журнал «Имена» пишет про уникального парня на инвалидной коляске, который стал тренером по кроссфиту. Читайте материал Татьяны Дорощенок.

Интернет-журнал «Имена» пишет про уникального парня на инвалидной коляске, который стал тренером по кроссфиту. Читайте материал Татьяны Дорощенок.

Виктор Захарьев двадцать лет не может ходить, но все это время не сидит дома. Он стал первым в Беларуси тренером по кроссфиту на коляске, а в свой день рождения провел первую инклюзивную тренировку.

«Я часто шокирую людей», – говорит он. В нашем обществе не привыкли видеть в спортзалах, да и просто на улицах людей с инвалидностью. Виктор надеется, что ситуацию поможет изменить его пример и идейные друзья.

– Ну что, смотрите, слабаки! – говорит тренер минского спортивного клубаАндрей Севашко, когда его ученик подъезжает на коляске к турнику.

Смотреть действительно есть на что. Виктор вместе с коляской забирается по канату на перекладину и начинает подтягиваться. Раз, два, пять, десять. Потом так же легко по канату спускается на пол.

– Виктор, а коляска у вас тяжелая?

– Да нет, килограммов десять, – смеется мужчина.

В апреле Виктору исполнился 41 год. В свой день рождения он провел первую тренировку по кроссфиту. Не простую, а инклюзивную, на нее пригласили людей с инвалидностью. До этого он несколько месяцев ездил из родного Борисова в столичный спортклуб, чтобы учиться. И совсем скоро Виктор уедет в Лиду, где будет самостоятельно работать тренером.

Как он оказался в коляске? Взрывной волной разорвало спинной мозг

Виктор вырос в Борисове, на Приборах. Его отец занимался хоккеем, но потом ему пришлось выбирать между учебой и спортом. Он выбрал второе высшее, но увлек хоккеем сына.

С семи лет Виктор тренировался и даже выступал на соревнованиях за борисовскую команду. Но потом его перевели к другому тренеру, и хоккей Вите разонравился.

Поддерживал форму на турниках возле школы, ходил на них вместе с друзьями. А с 16 лет парень «заболел» качалкой. В то время как раз начали открываться «какие-то каморочки, подвалы с тренажерами». Виктор серьезно увлекся «железом».

– А в 21 у меня случилось пулевое ранение. Как случилось? Из пистолета стреляли. Приехали на встречу, началась перестрелка. Это же 90-е, – неохотно вспоминает Виктор.

По его словам, пуля прошла возле сердца, пробила два легких и еще зацепила почку. Взрывной волной разорвала спинной мозг.

– Сделали операцию. В институте травматологии и ортопедии врач посмотрел компьютерную томографию и сказал, что у меня, возможно, ушиб. И он отойдет. Хотя, возможно, это он мне сказал, а мои друзья уже давно знали, что я не смогу ходить. И не говорили, чтобы я мало ли чего не вытворил, – вспоминает Виктор.

Он уверен: любой человек, если у него такое случилось, думает, что завтра встанет. Даже если прошло пять или десять лет. Виктор был уверен в этом настолько, что два года не покупал инвалидную коляску. Ползал, как-то перемещался по квартире, на улицу выносили друзья.

Все это время Виктор интенсивно тренировался дома: занимался по 8, по 10 часов. Купил тренажер Дикуля, старался делать больше упражнений для ног, но много работал и с руками:

– Я вижу, что физическая подготовка отличная, а продвижения нет. Поехал в Минск и сделал нормальную магнитно-резонансную томографию. Только тогда врач сказал, что шансов встать нет и даже чудеса не помогут.

Виктор не помнит, чтобы у него была депрессия или что-то вроде нее

– Я всегда был оптимистом. Никогда ни у кого ничего не просил. Не плакался. Возможно, потому что первое время думал, что встану.

В 2003 году он попал на сборы республиканской ассоциации инвалидов-колясочников. Тогда они проходили в санатории «Березина» под Борисовом. И уже на следующий год его пригласили инструктором по тяжелой атлетике.

С 2012-го он стал еще и инструктором по плаванию, для этого съездил на специальные курсы. С тех пор каждый год его приглашают на сборы для людей с инвалидностью – они проводятся в разных городах.

Несколько месяцев назад Виктор принял предложение Саши Авдевича поработать тренером по кроссфиту в Лиде. На днях там начинает работать инклюзивный спортзал. Помещение для него предоставила детская спортивно-юношеская школа. С оборудованием и тренажерами помогли ЕС и ПРООН, через полгода зал планирует выйти на самоокупаемость.

– Там уже почти все готово, остались только мелочи, – рассказывает Виктор. – Тренажеры доработали специально для людей с инвалидностью.

Помещение зала расположено рядом с бассейном. Я смогу включать в тренировки бассейн, чтобы люди плавали. Это тоже часть упражнений на выносливость. <...> Мы подобрали упражнения для людей с инвалидностью, но тренировочная программа будет постоянно меняться. У колясочников тоже разные возможности.

У кого-то могут быть проблемы с давлением после травмы, у кого-то – с почками. Кто-то полностью владеет прессом, кто-то не чувствует мышц. К каждому нужно подходить индивидуально. Любой тренер будет просить справку от врача, чтобы знать все проблемы своего подопечного.

 

Он будет тренировать людей с инвалидностью, но хочет, чтобы группы были инклюзивными:

– Конечно, чисто физически я не смогу показать здоровым людям, как правильно делать те или иные упражнения, нужен будет дополнительный тренер. Но могу расписать и проконтролировать.

По его словам, кроссфит в Беларуси только начинает активно развиваться.

– Мне с этим помог Андрей, помогает составлять план тренировки. Пока буду консультироваться и учиться.

Переезжать Виктор не боится. Наоборот, даже рад возможности попутешествовать. А в будущем готов тренировать людей с инвалидностью и в Минске. Тренировки для колясочников также будут бесплатными – зал готовы предoставить.

Как изменить мозг и города

– У нас на колясочников вот такими глазами смотрят. Был в Норвегии, катался на лыжах. В мою сторону даже не смотрели. Если бы я в Силичах выскочил на таких лыжах, там бы подумали, что инопланетяне прилетели, – рассказывает Виктор. – Замечаю, как дети что-то у родителей за моей спиной спрашивают. В магазине, когда поднимаюсь по лестнице, все смотрят, как на какое-то чудо. Удивляются, когда видят, как я сам в машину сел. Подбегают, пытаются помочь: «Может, тебе коляску помочь положить?» А я от этого психую. Если мне надо будет, я попрошу.

Виктор сейчас живет у родителей, но, по его словам, дома почти не бывает.

– У меня питбуль, и гулять без поводка только я с ней могу. Она хоть уже и старая, но очень активная. И по полям с ней гуляем, и на речку ходим. С утра встал, вышел с собакой на прогулку, позанимались с ней. А потом прыгаю в машину – и поехал по делам. Часто в Минске бываю, здесь много друзей.

В Беларуси около 15 000 людей на колясках. И только единицы из них активно занимаются спортом

– Активность каждый понимает по разному. Для кого-то быть активным – это значит хотя бы раз в день выходить на улицу, – говорит Виктор. – Я живу на втором этаже, сам спускаюсь по лестнице без всякого пандуса. Но в Борисове даже мне бывает сложно передвигаться. Уже надоело клеить колеса: дорог вообще нет – щебнем все засыплют, а резина спортивная, тоненькая. Но не все же так могут! В новом городе еще как-то можно покататься, а старый город для колясочников вообще не подходит.

Виктор говорит, что в Лиде Саше Авдевичу удалось сделать город удобным для колясочников, пандусы есть везде:

– Саша вот решает проблемы. Он не спортсмен, он идейный. Он двигает, развивает проекты.

А Борисове есть другой Саша – Макарчук (руководитель проекта «Дистанционное обучение для людей с инвалидностью»), который также хочет сделать город доступнее для людей с инвалидностью:

– Вчера он меня обрадовал. Сообщил, что городские власти не против того, чтобы оборудовать на городском пляже инклюзивную площадку – такую, как в Лиде. При условии, если инвесторов на этот проект будем искать сами.

В Борисове есть два бассейна, но, по словам Виктора, оба недоступны для колясочников. В физкультурно-оздоровительном центре бассейн на втором этаже, в городском бассейне нужно подниматься в бассейн из раздевалки.

– Я как-то мокрый ехал, чуть не упал. В «Дудинке» (туристический комплекс под Борисовом) бассейн на первом этаже, но это несколько километров от города, туда тоже не каждый колясочник доедет. Сейчас вот думаем, что проще: установить подъемники в городских бассейнах или сделать инклюзивный бассейн в Дудинке: там нет только туалета и душевой для колясочников, а в остальных вообще ничего нет.

Но больше всего Виктора привлекают экстремальные виды спорта. В прошлом году он первый из колясочников сдал на права на водный мотоцикл. И летом примет участие в проекте Дениса Василевича «Особый подход» – будет катать людей с инвалидностью на водных лыжах и тюбингах.

– Недавно мы с Денисом приехали из Норвегии, где обучались экстремальным видам спуска на лыжах. Норвежцы учили нас кататься на склонах, где проходили Паралимпийские игры. Это очень дорогой вид спорта, но мы будем пробовать развивать его в Силичах. Мне очень хочется, чтобы с людям с инвалидностью было чем заняться зимой, да и не только зимой.

 

Фото: Александр Васюкович, «Имена»

поделиться