Гардероб: самобытная танцовщица о своих отношениях с одеждой

Гардероб: самобытная танцовщица о своих отношениях с одеждой
Сегодня, как и каждую среду, в рубрике «Гардероб» минчане рассказывают о своих отношениях с одеждой и демонстрируют содержимое шкафов.

Сегодня, как и каждую среду, в рубрике «Гардероб» минчане рассказывают о своих отношениях с одеждой и демонстрируют содержимое шкафов.

ДАША
21 год, танцовщица 

– Моя мама – модельер-конструктор, поэтому она с детства шила нам с сестрой платья, которые мы не очень оценивали, хотя у мамы шикарный вкус. Но мы были детьми и хотели одеваться как все: молодежно, модно и зауженно. А мама очень любила какие-то хипповые вещи, в стиле бохо – широкие и расслабленные.



Сначала меня в основном вдохновляли рок-музыканты, которые хипповали, – стиль «Вудстока» и все такое. Потом все больше и больше впечатлял Восток, мне всегда очень нравились африканские женщины, а сейчас чаще всего вдохновляют индийские мотивы: это очень глубокая, древняя культура с очень красивой, яркой и какой-то праздничной одеждой. Мне очень нравится. 

В 14 лет я носила пиджачки и штанишки, а мама уже тогда подсовывала какие-то красивые, драпированные, сложные вещи. Я тогда это не очень оценивала, но уже в 16 стало понятно, что мой гардероб почти не отличается от маминого – он тоже полон каких-то широких кофт, юбок. И не потому что мы как-то закрываем фигуры, а просто потому, что обе чувствуем себя в такой одежде более женственно. В любом случае если бы не мама – я бы сама шла к такой одежде десятилетия. Может быть, в 30 подумала: «Ого, оказывается, вот так можно». 



Украшения приходят как-то сами: из Марокко я привезла много серебра, потому что это «серебряная» страна и серебро там хорошего качества. Многое привезла из Китая, где тоже жила несколько месяцев. Венок из цветов – вообще из Одессы, хотя мне его подарила девочка в Китае. А перышки тоже из Марокко – я купила их на рынке у какой-то прекрасной африканки; черную подвеску папа привез из Вьетнама. 

На меня повлияло Марокко – я там работала, то есть танцевала, 7 месяцев. И меня очень впечатлили женщины – они полностью закрыты, но при этом очень красивы. В отличие от европеек они не стремятся все показать, наоборот: на их взгляд, сексуально и женственно чуть-чуть что-то приоткрыть – так, например, индийское сари приоткрывает бок живота, и это, на мой взгляд, куда сексуальнее, чем что-то более обнаженное и демонстративное. 



Я думаю, женщинам идут юбки, хотя мы все сейчас стремимся одеваться как мужчины. Я и по себе сужу: тоже очень люблю байки с капюшоном и штаны – в такой одежде чувствуешь себя защищеннее и как будто, если что, можешь ответить. Но это, конечно, иллюзия, потому что женская сила в «лунной одежде», то есть в платьях и юбках. 

Я любовалась шикарными африканками – на них много слоев разной одежды, но при этом, когда такая женщина идет и несет корзину на голове, это смотрится очень грациозно. 



Платок я купила в Марокко у дедушки, ортодоксального мусульманина. Это ручная работа – скорее всего, сделанная его женой. Мы с этим дедушкой торговались ровно полчаса, но, по-моему, в итоге все остались довольны. 

Вообще, в Марокко был огромный рынок – у них он называется «сук». И я там сидела, заказывала сок и просто наблюдала – там очень много красивых женщин, у которых есть чему поучиться: манерам и тому, как они разговаривают с мужьями. 



Я против перепотребления, тем более что очень интересную и красивую одежду можно найти и за небольшие деньги. Конечно, почти все девочки любят одежду – и я тоже, но я знаю, что это не основное. Есть люди, у которых красивая одежда, но при этом она их как бы перебивает: то есть одежду видно, а их – нет. Мне кажется, что важнее всего, чтобы одежда тебя не перекрывала, чтобы ты и сам в ней чувствовал себя гармонично. 

В нашей семье, если вещи не шьет мама, они привозятся откуда-то или покупаются в секондах. И не потому, что прямо надо очень активно экономить, а потому что индустрия потребления настолько сошла с ума, что всякая масс-маркетовая ерунда стоит в 5-10 раз дороже своей реальной стоимости. 



В какой-то момент я поняла, что важно покупать то, что мне действительно идет, а очень многие красивые вещи мне просто не пойдут, и я об этом знаю. Конечно, все мы любим магазины и новые вещи, но мера очень важна. Ну и, конечно, у меня всегда была мама, которая говорила мне в магазинах: «Дарья, ну зачем тебе это, мы лучше сами сошьем».

Тем более все мы знаем, как делают вещи того же H&M – это, по сути, эксплуатация азиатских народов. А в секонде можно найти вещи очень хорошего качества, вплоть до натурального шелка. Поэтому сейчас весь мой гардероб либо сшит мамой, либо из секонда, либо привезен из Марокко или Индии. 



В Минске все тяготеют к европейской моде и стилю жизни, но меня это не смущает. Тем более что у меня и друзья, и семья такие, что все мои какие-то новаторские штуки всегда поощрялись. Вот если бы я выросла в классической советской семье, где мама бы носила юбку-карандаш и объясняла, какой она должна быть… А так у мамы была юбка-карандаш, но она была странная. Так что для меня все это как-то само сложилось. 



Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.

поделиться