«У вас страшные детские комплексы». Как понять, что ваш психолог говорит чушь?
CityDog.io
3
19.07.2019

«У вас страшные детские комплексы». Как понять, что ваш психолог говорит чушь?

«У вас страшные детские комплексы». Как понять, что ваш психолог говорит чушь?
Психолог Павел Зыгмантович рассказывает, как выбрать толкового специалиста, отличить хороший совет от плохого и помочь близкому, если у него проблемы.

Психолог Павел Зыгмантович рассказывает, как выбрать толкового специалиста, отличить хороший совет от плохого и помочь близкому, если у него проблемы.

Павел Зыгмантович
психолог, популяризатор доказательной психологии, создатель сайта zygmantovich.com

Давайте сразу с главного: как правильно выбирать себе психолога?

– Сложность этого вопроса в том, что отвечающий на него обязательно рассказывает такие критерии, которые позволят выбрать именно его. Например, это обязательно должен быть мужчина в очках, и его фамилия должна хотя бы заканчиваться на «-мантович». А еще лучше – и начинаться на «Зыг-». Это, конечно, шутка, но, на мой взгляд, когда один психолог рассказывает, как выбрать другого психолога, это всегда заход на очень зыбкую этическую почву.

Лучше всего посмотреть, что этот психолог говорит и пишет, он должен нравиться вам как профессионал. Материал, который он излагает, должен казаться подходящим лично для вас. Это, конечно, не панацея – человек может говорить полную ерунду, а вам это будет нравиться, потому что она сочетается с тем, что вам близко, – но это единственный вариант, который может быть хоть насколько-то этически корректным. Гарантирует ли это что-нибудь? К сожалению, нет.

Любой формальный критерий вроде наличия или отсутствия образования не работает, потому что человек может, например, просто купить себе диплом. А как это побороть? Даже по отзывам не определишь, хороший ли он специалист, потому что, во-первых, на сайте специалистов хороших отзывов всегда больше, а во-вторых, человек сам может прятать плохие отзывы.

А вот нравится или не нравится, что человек пишет, – это гораздо более эффективный критерий. По крайней мере вам не придется страдать от столкновений позиций, взглядов и всего остального и вы пообщаетесь с тем, кто вас заинтересовал. Поэтому всегда надо смотреть только на личное уважение к человеку, личное доверие, личную заинтересованность в нем и его материалах.

А если я не могу найти то, что он пишет?

– Не ходите к нему. Пойти к психологу, о котором вы ничего не знаете, – это всегда риск и большая проблема. И я обычно говорю: если есть хоть малейший страх, малейшее опасение, что не стоит к нему идти, – не идите. Это не то, что нужно решать в эту же секунду: можно подождать и найти более подходящего специалиста, ведь, скорее всего, с вами ничего не случится.

Как понять, что мой психолог никакой?

– Прежде всего по изменениям в вопросе, с которым вы обратились. Тут, конечно, тяжело оценивать, потому что некоторые изменения бывают очень медленными, но для этого хорошо хоть немного себя замерять.

Например, мы работаем по поводу выступлений: человек боялся выступать, идет уже месяц работы, и он понимает, что все еще боится, но уже не так сильно, как раньше. Значит, движение идет в нужном направлении. А если мы три года копаемся в детстве, а никаких изменений нет и даже стало хуже – раньше боялся выступать перед незнакомой аудиторией, а сейчас даже перед своей рабочей группой не может, – это значит, что ситуация развернулась не туда, куда нужно.

То есть мы смотрим на хоть сколько-нибудь объективные показатели. Понятно, что это не всегда возможно. С другой стороны, все, что происходит в голове человека, так или иначе выливается в поведении. Если кто-нибудь работает психологом на тему пищевых расстройств и раньше его клиент переедал каждый день, а сейчас только 6 дней в неделю, то это, безусловно, достижение. Если переедает семь дней, но слабее (раньше съедал 20 пельменей, а сейчас 19), это тоже хорошо.

Показатели могут быть небольшими, потому что многое зависит от самого человека. Но они должны быть хоть какими-то: человек спокойнее спит, быстрее засыпает, меньше занимается отвлекающими вещами и т.д.

Через какое время можно оценивать результат?

– Месяц – это уже хороший срок, чтобы прикинуть, изменилось что-нибудь или нет. Бывает, что в первый месяц изменения происходят достаточно быстро, а потом сильно замедляются и вы будто топчетесь на месте. Это похоже на похудение: первые килограммы сбрасываются очень легко, а потом прогресс идет о-о-очень долго.

Такое может случиться, но, если нет отскока назад, все хорошо. Ведь мы говорим не о медицинской проблеме человека, а о навыковой. Навыки формируются, во-первых, неравномерно, а во-вторых, непредсказуемо. У разных людей разные подготовка, задатки, уровень мотивации и объем выполненных домашних заданий – в итоге получается разный эффект.

К психологу же не просто так ходят, еще домашние задания нужно выполнять: делаете много – будет высокая скорость развития, мало – низкая. Я знаю немало ситуаций, когда человек выполняет домашние задания только у психолога, и это нормально, это совершенно естественно, потому что не всем удобно работать дома по разным причинам. Это не значит, что они плохие и все делают неправильно, просто это такие люди, у них такая жизнь – это нужно учитывать, и с этим нужно работать.

Есть ли норма, как часто нужно видеться с психологом?

– Это очень спорный вопрос, потому что психолог в этом деле лицо заинтересованное. Он получает деньги, как правило за визит, и это разумно: он тратит свое время и силы. И, конечно, самая лучшая для него частота – каждый рабочий день. И, когда психолог говорит, что нужно ходить каждый день, он может обосновывать это как угодно, но подозрения в корыстности от него не отлепятся.

Считается, что хорошо посещать психолога раз в неделю, но, на мой взгляд, раз в неделю – это слишком часто для города, в котором живет более миллиона человек, а вот для полумиллионника это, может, и нормально. Дело в том, что у нас темп жизни повыше, люди не замечают, как проносится неделя, толком не успевают ничего сделать.

На мой взгляд, лучше всего – раз в две недели, но это не аксиома. Чаще можно приходить на начальных этапах и постепенно «урежать» сеансы: сначала мы встречаемся раз в две недели, потом раз в три, еще позже – раз в месяц, раз в квартал и постепенно переходим на другой режим, который, например, со встречами не связан: раз в полгода клиент пишет на почту, как у него дела.

А можно ли идти к психологу, если это мой хороший знакомый или друг?

– Нет, и такой психолог должен первым возопить «не ходи сюда!». Максимум, что он может сделать, – кого-то порекомендовать, да и то это нежелательно. Между клиентом и психологом не должно быть двойных отношений, и это настолько жестко, что нельзя даже принимать подарки от людей, нельзя клиентам ничего советовать. Например, я могу сказать человеку «сходите на массаж», потому что это весьма эффективная штука, которая поднимает настроение. Но не могу сказать, к кому конкретно сходить, потому что в этом случае я уже начинаю двойные отношения с этим человеком, а так нельзя работать.

То же самое с близким, другом и остальными – двойные отношения. А психолог – это своего рода портал в другой мир: вы зашли, поговорили, вышли – и вы этого мира не знаете в своей личной жизни. Это не просто предрассудки – двойные отношения снижают эффективность работы.

А что делать, если психолог начал нравиться мне как человек? Вот хочу с ним еще и лично общаться.

– Вы можете полностью проявлять свое желание так, как вам хочется. В конце концов, вы наверняка и этому тоже учитесь вместе с психологом. А вот задача специалиста такие вещи пресекать, говорить, что ему нельзя, что если он начнет с вами дружить, то не поможет решить проблему и сделает только хуже.

У Американской психологической ассоциации есть требование: между завершением работы с человеком и началом каких-либо любых других с ним отношений должно пройти 365 дней. Это норма.

Можно ли уже по формулировке совета понять, что психолог говорит ерунду?

– Тут все зависит от того, что именно мы называем советом и как именно это преподносится, потому что формулировки бывают разные и неудачной можно испортить даже самые хорошие вещи. В норме обычно все рекомендации преподносятся как эксперимент или домашнее задание, мол, «попробуйте так».

Домашнее задание, скорее всего, будет индивидуальной штукой, которую человек может выполнить самостоятельно: составить список, почитать книги и т.п. Это то, что не требует социального взаимодействия, а значит максимально безопасно.

Если психолог говорит, например, «вам нужно перед сном рисовать восемь звезд Давида и обязательно синим маркером», то вы можете попробовать, почему нет. А фразы вроде «разведитесь» или «не разводитесь» – это вообще не то, что он может рекомендовать.

Если вы сомневаетесь в какой-либо рекомендации, задавайте психологу вопрос: «Почему так?» Если у него есть ответ, например, «в таком учебнике описаны такие эксперименты», скорее всего, это хорошая рекомендация. По крайней мере можно пойти и проверить, так ли это работает, ведь у всех есть искажение памяти: человек прочитал одно, а выдал то, что запомнил, и это нормально, от этого вообще никто не застрахован, поэтому желательно проверять.

Если рекомендация такая, потому что великий авторитет сказал, – это чушь и ахинея. У нас на самом деле нет великих авторитетов, в нашем деле либо доказано, либо не доказано – ничего более. Может быть, психолог скажет: «Я придумал это прямо здесь и прямо сейчас, проведите эксперимент» – это тоже вполне неплохой аргумент.

Есть ли какой-то топ фраз, после которых нужно просто бежать от «специалиста»?

– Я не решусь называть такой топ, потому что важно, с какой интонацией человек их говорит. Например: сидит пара, муж говорит, что жена плохая, и жена говорит, что муж плохой, – в общем, ссорятся. А психолог им отвечает: «Так разведитесь».

Надо ли в этот момент от него бежать? Вроде он призывает развестись, но если эта фраза предназначена для того, чтобы людей немного встряхнуть и дать им увидеть, к чему все идет, то это разумно. А если он сидит и 20 минут рассказывает, что им надо развестись, пытается достичь этой цели, то надо бежать.

На этот вопрос правда сложно ответить однозначно. Помните фильм «Шестое чувство»? Вот представьте: вы начинаете его смотреть, появляется мальчик, который говорит, что видит мертвецов, и вы в какой-то момент думаете: «Ну его в пень, не хочу смотреть про мальчика, про мертвецов». В итоге вы не узнаёте о повороте сюжета, который все меняет, а потом приходите и рассказываете другу, что это барахло, а не фильм, мол, какой-то мужик не может со своей бабой нормально договориться и вместо этого с каким-то сопляком общается. А это вообще один из лучших фильмов. И как с этим быть?

Так и здесь: нельзя делать выводы по одной фразе.

Как понять, что семейный психолог, к которому я пришел (пришла), некомпетентен?

– Абсолютно по тем же признакам, тут какой-то особой специфики нет: что детский, что семейный, что организационный и т.д.

А если я сомневаюсь в психологе, мне нужно ему об этом говорить – или просто уходить?

– Можно просто не приходить потом – это вполне нормальная позиция. Но желательно, конечно, ему прямо сказать: «Вообще-то, мне не нравится, что вы делаете, давайте это обсудим». Это хорошее и разумное поведение, и это неплохой вариант проверить качество специалиста.

Хорошо, если в ответ на ваше «мне не нравится» психолог говорит «давайте это обсудим, я так делать не буду» или раскрывает цели и мотивы своих действий, а не становится в позу, мол, «вы так говорите, потому что у вас страшные детские комплексы».

Он должен поинтересоваться, согласны ли вы с его взглядами, хотите ли вы продолжать в том же духе, а если не хотите, хороший психолог согласится и с этим, предложит найти другие варианты. Но если он стоит на своем и говорит, что лучше знает, то это не тот человек, с которым нужно иметь дело.

Стоит ли мне просить совета у близких?

– Почему нет? А лучше всего просить поддержки, которая называется социальной, но на деле она, конечно, эмоциональная: когда вас обнимают, поят чаем, кормят вкусным, водят за руку везде и т.д. Такая поддержка гораздо надежнее всяких советов.

А нормально, если мне отвечают «да успокойся, покричи на подушку» и это вот все?

– Это хорошо, значит человек хоть что-то пытается сделать. Если он говорит «ай, твои проблемы никому не интересны» – вот это беда. Поймите, не все умеют правильно поддерживать, это навык, технология, к ней не всех приучили, и тут ничего не поделаешь.

Представьте себе: англичанин приехал к нам на Европейские игры и заблудился в Серебрянке. Он спрашивает прохожего, как пройти в гостиницу, человек пытается на ломаном английском объяснить, показать на карте и только направление правильно указывает.

Конечно, плохо, что человек не смог объясниться на английском, но это же лучше, чем ничего, – по крайней мере человек отозвался. Поэтому не важно, как человек вас поддерживает, важно, что он в принципе это делает. В данном случае, на мой взгляд, говорить ему, что он плохо поддерживает и поэтому он плохой, – эгоистическая позиция.

А можно ли искать советы в интернете, читать статьи о своей ситуации?

– Тут надо опять же уточнить, что такое советы. Понимаете, все хотят совета уровня «если у вас ушел муж к любовнице или жена к любовнику, купите в магазине герань и поставьте ее в желтом горшке на солнечную сторону своей квартиры». А что-либо другое в нашей сфере невозможно посоветовать. Ну, за редким исключением: если есть постоянные конфликты с детьми, можно сказать «обнимайте ребенка чаще». Это очень хороший совет, при прочих равных, скорее всего, проблема в том, что ребенок чувствует себя недолюбленным.

Сложно дать хороший совет, не зная много конкретики, можно только советовать что-то общее, избегая конкретики, а там как получится. К тому же любой совет требует исполнения. Вот я могу сказать, что есть прекрасная методика, которая помогает принять свое тело, – «экспедиционная зеркальная терапия»: когда человек перед зеркалом смотрит на себя и благодаря этому со временем гораздо спокойнее относится к своему телу. Это прекрасный совет, эффективность которого доказана, есть масса исследований на эту тему. Но если человек это просто прочитает и ничего не будет с этим делать, то результата тоже не будет. Поэтому от поисков рекомендаций хуже точно не станет.

По моему опыту, люди в интернете ищут, скорее, не совет, а информацию, сведения, какой-то новый взгляд, который помог бы им успокоиться. Им важно не что делать, а как облегчить свое состояние. А в этом деле, по большому счету, не важно, глупый совет или разумный, если он сам по себе облегчает состояние человека. Главное – чтобы ищущий не реализовывал его, если он совсем уж глупый.

Есть ли однозначно вредные «бытовые психологические советы»?

– Побить подушку – это плохой совет, потому что, как правило, такое поведение не облегчает состояние в долгосрочной перспективе. При таких раскладах лучше отжаться от пола, сделать зарядку, пройтись, в конце концов.

С бытовыми советами все тоже очень сложно. Представьте, мужчина узнает, что жена ему изменяет, приходит к другу, и тот говорит: «Ты клин клином вышибай, найди себе юную прелестницу и зажги с ней». Это хороший совет или плохой? Сложно сразу сказать, но кажется, что плохой.

Но, допустим, он заводит себе эту прелестницу, жена об этом, естественно, узнает – он же для этого все делал, – и вдруг у нее что-то перещелкивает, она понимает, что всю жизнь любила только мужа, а любовник был, потому что были проблемы. Она понимает, что теряет супруга, начинает за него бороться, и у них все налаживается. Может такое быть? Конечно. Хороший был совет? Выходит, хороший.

А может быть другая ситуация: жена узнала, что у мужа любовница, сказала «какое счастье» и развелась с ним. Потом любовница его тоже бросила, и он остался один, коротает ночи с бутылкой. В этом случае совет, наверное, плохой. Но фишка в том, что в этой ситуации дающий совет никак не мог предугадать исход.

Это большая проблема таких отраслей, как биология, медицина, психология и т.п. Антибиотики тоже не всем помогают, есть разные факторы, из-за которых конкретное лекарство работает у конкретного человека. Сотне людей дали одинаковые таблетки: восьмидесяти стало лучше, двадцати – нет. Можно ли сказать, что дать этот антибиотик было плохим решением? Только в 20 случаях. Поэтому всегда сначала выдается максимально эффективное для большинства, потом уже этот круг сужается и ищется лучший вариант для оставшихся.

В житейской психологии по большому счету стоит следовать этому же пути, но как делают люди? Они же не знают, что наиболее эффективно, а что менее, поэтому выдают то, что приходит на ум первым. Эту рекомендацию с любовницей дали, потому что у двух пар так получилось, а два из двух – неплохая статистика. Но на самом деле так получилось случайно. Здесь из-за вероятности разных исходов нельзя сказать, что какие-то советы однозначно хорошие, а какие-то однозначно плохие, к сожалению.

А что мне не стоит говорить близким и как оказывать им психологическую поддержку?

– Обнять близкого и спросить, чем вы можете ему помочь, – самый идеальный вариант. Даже если он ответит «ничем, чем тут поможешь, я тебя ненавижу», будет хорошо, потому что он услышал, что вы его не бросили. Можно даже просто посидеть рядом с ним.

Если мы не говорим про очень серьезную ситуацию, такую как смерть близкого, лучше всего вывести человека на низкоинтенсивную длительную физическую нагрузку, то есть на прогулку, чтобы он походил, развеялся, посмотрел по сторонам. Не надо идти веселиться на Зыбицкую, по крайней мере поначалу, чтобы не было какого-то праздника, необходимости что-то решать.

Если человеку не хочется никуда ходить, можно просто с ним посидеть, пообниматься, прикасаться в допустимых зонах – кисти, локти, иногда плечи и т.д.

А что точно не надо делать?

– Желательно не рассказывать человеку, что все само образуется, что все будет хорошо, не говорить «не унывай, не парься, не бери в голову» и вот это все. Это хорошие слова, просто они приходят в неуместное время. Их лучше говорить, когда человек уже более-менее пришел в себя, они станут такой «вишенкой на торте».

А в начале нужно поддержать, сказать «я тебя понимаю, мне бы на твоем месте тоже было бы ужасно больно», максимум, что еще можно добавить, – «я не знаю, как ты с этим справляешься, я бы вообще тут лег и растекся, а ты держишься, я восхищаюсь тобой». Но не более.

Еще в зависимости от того, что или кого человек потерял, нежелательно кого-то обвинять и вызывать чувства зла и гнева у человека, это не очень полезно. В этой области не получается давать универсальных советов, все они работают в большинстве случаев, но не во всех. Всегда может найтись человек, который скажет «а мне это не помогло».

А как понять, что нужно идти не к психологу, а к психотерапевту?

– Сейчас говорят о медицинской психотерапии и немедицинской, но, на мой взгляд, может быть только одна – первая. Главное, что там человек может поставить диагноз, отметить штампом справку и выписать препараты. Идти к такому врачу надо, когда состояние устойчивое, постоянно повторяющееся везде и во всех ситуациях и при этом очень дисфункциональное. То есть когда человек выходит на публику, его просто клинит, он не может и слова сказать – и это происходит вообще везде, всегда и каждую секунду.

Если есть галлюцинации, то идти уже к психиатру. Фобические состояния можно попробовать лечить еще у психотерапевта, но у нас эта структура плохо разделена – психиатр и психотерапевт могут работать с одним и тем же: если вас бросает в дрожь от малейшей мысли о пауках, полезно сходить к врачу.

С депрессией то же самое: если две недели не поднимаетесь с дивана и просто лежите, это не прекращается, вам однозначно нужен психотерапевт или, за его неимением, психиатр, потому что к психологу тут ходить уже бесполезно.

Самая лучшая модель: человек приходит к психотерапевту, получает от него лекарства, которые, например, снижают тревожность, а потом на фоне приема этих лекарств идет к психологу и занимается с ним. Психотерапевт об этом знает, специалисты могут совещаться между собой, а через какое-то время врач начинает отменять препараты или переходить на более легкие: фору, которую они дали, человек использовал, чтобы научиться меньше бояться.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.