«Мне действительно надоело ходить по психологам». Почему сеансы у психолога не помогают и что с этим делать – отвечает специалист
CityDog.io
4
28.02.2022

«Мне действительно надоело ходить по психологам». Почему сеансы у психолога не помогают и что с этим делать – отвечает специалист

«Мне действительно надоело ходить по психологам». Почему сеансы у психолога не помогают и что с этим дел...
Вы когда-нибудь слышали такие истории: кто-то однажды обратился к психологу, а в итоге понял, что ему терапия совершенно не помогает? Мы записали подобный опыт минчанина и спросили у специалиста, почему так происходит и что с этим делать.

Вы когда-нибудь слышали такие истории: кто-то однажды обратился к психологу, а в итоге понял, что ему терапия совершенно не помогает? Мы записали подобный опыт минчанина и спросили у специалиста, почему так происходит и что с этим делать.

Николай (45): «Мне показалось, что меня уже пытаются развести на деньги – и я перестал приходить»

– Первый раз я пошел к психологу, когда расстался со своей девушкой. Дело было перед свадьбой: за несколько недель до торжества я понял, что с Мариной что-то не так. Она стала скрытной, слишком часто стала тусить по вечерам со своими подружками (говорила, что это у нее такой затянувшийся девичник).

Однажды, когда я в очередной раз что-то заподозрил, залез к ней в телефон – и среди смсок нашел сообщение от парня. А там было все: и любовь, и секс, и страдания, и «это я на тебе женюсь, а не этот мудак».

Я был в шоке, потому что вообще не ожидал: мы встречались больше трех лет, жили душа в душу, и свадьба была логическим продолжением наших отношений. Как мне казалось, честных, открытых и взаимных. Но нет.

Мы разорвали отношения не сразу: я делал какие-то сумасшедшие подарки, катал на лимузинах (я серьезно!) и пытался вернуть ее назад. Но она была непреклонна: «Я решила, что останусь с ним». Через год у них была свадьба, через два – двойня. А через пять они развелись: парень оказался алкоголиком.

Я все эти пять лет пытался прийти в себя: секс, драгс, рок-н-ролл в самых мрачных проявлениях опустили меня в какую-то клоаку, из которой не было сил выбраться. И я пошел к психологу: не помню, какого направления придерживалась специалистка, но отлично помню наши сеансы. Она, как по классике, погружала меня в полудрему, описывала какие-то образы, картинки – и просила отрефлексировать (важно: с закрытыми глазами).

Сначала мне очень не понравилось: я не видел смысла во всех этих «погружениях», но и отказаться не мог, понимая, что мне надо выбираться из психологической ямы.

Потом мне стало даже нравиться: после сеансов сила духа возвращалась, и я чувствовал себя совсем другим человеком.

Но через два месяца еженедельных встреч стал ловить себя на мысли, что вообще не понимаю, что мы делаем. Психологиня пыталась мне что-то объяснить, но фраза «некоторым нужно 5 сеансов, а кому-то и 50 не сразу помогают» повергли в уныние. Показалось, что меня уже пытаются развести на деньги – и я перестал приходить.

Состояние мое улучшилось: кажется, дело было в том, что мне дали хорошенько выговориться – правда, за 10 у.е. в час по тем ценам.

Четыре года назад я встретил девушку. Весь конфетно-цветочный период я был настороженным и недоверчивым как пес в будке: не подпускал ее к себе близко, чтобы лишний раз не обломаться. Отношения шли с разной степенью интенсивности, но я стал оттаивать и когда наконец растаял, сказал сам себе: главное – не про**ать вспышку. Старайся быть с ней откровенным, больше разговаривайте, не держи эмоции в себе.

Через год мы поженились, и я старался сделать так, чтобы мы были семьей. Конфликты я пытался сглаживать и, если видел, что уж совсем невмоготу, предлагал пойти к психологу. Она посылала меня куда подальше, поэтому вскоре понял, что тратить силы на такие уговоры не нужно.

Мы продолжали жить, радоваться, ругаться – а потом я снова заметил, что жена стала слишком часто опускать глаза во время наших бесед, слишком часто неестественно смеялась, как будто оправдываясь за плохенькие шутки. А через какое-то время я слишком рано пришел с работы и увидел, что она в постели с девушкой.

Меня опять кинули по той же схеме – изменили за спиной, ничего не сказав, не объяснив, не попытавшись вернуть отношения. Просто тупо обманывали, делая вид, что все ок.

В этот раз я не страдал три года. Я глубоко задепрессировал, а через месяц снова пошел к психологу. И самый главный вопрос мой был такой: почему я снова позволил себя обмануть? Почему мои чувства вот уже второму близкому человеку были до синей звезды? Почему только мне нужно было сохранять отношения?!

Я злился на экс-жену, я психовал на себя, а потом и на психологиню. 45-летняя женщина все пять сеансов пыталась мне объяснить, что в этой истории есть вина двух сторон. И знаете почему? «Вы ведете себя так. Вы хотите нравиться абсолютно всем, а так не бывает. Вы когда-то потеряли свое “я”, а теперь пожинаете плоды».

Идея мне понравилась до такой степени, что я ушел и больше не возвращался. Мне действительно надоело ходить по психологам, «потому что так надо», мне надоело быть хорошим для всех людей вокруг – и я стал часто говорить «нет».

Почему могут не помочь сеансы у психолога или психотерапевта?

Ирина Милошевская

Психолог

– Вопрос, в котором мне хочется прояснить: что человек понимает под «помочь»? Исходя из этого, может быть множество вариантов сценария:

  • Не поможет ни один психолог, если человек пришел в надежде укрепить функциональное отношение к себе: лучше себя контролировать, быть «более неуязвимым», «ничего не чувствовать» или «чувствовать только радость, а злость давайте отключим», «сделаться лучшей версией себя». Нужно не избавиться от «неудобной» части себя, а помогать себе расти.
     
  • Или человек не признает авторства своих проблем: «в моих проблемах виноваты другие, вот если бы не ОН/ОНА». Других невозможно изменить – это не в нашей зоне влияния.
     
  • Или пациент не признает проблему как психологическую: считает, что нужно не с психикой работать, а «просто дайте мне совет/рецепт». Но во взрослом мире нужно искать, создавать и выбирать подходящее конкретно вам, а не примерять на себя чужие «костюмчики».
     
  • Если он пришел не сам, а его привели или за него платят. В этих случаях клиенту будет не хватать мотивации и ответственности за терапию.
     
  • Если человек не готов включаться в процесс решения своих проблем. Гарантировать определенный результат может только шарлатан – психолог же может отвечать только за терапевтический процесс, но не может сделать всю работу, даже если клиент за нее заплатил. Денег недостаточно: нужно, чтобы человек и сам работал. Но если он не готов к этому (не хочет, не может, не верит) – здесь нельзя ничем помочь.
     
  • Если терапия – как легализация невроза. Иногда клиент приходит, а изменений не хочет: саботирует, избегает, в отношения не вступает. Начинаешь прояснять, а там:
    поход к психологу – не способ решить проблему, а укрепиться в выученной беспомощности: «я сделал все, что мог» и «никто не в силах мне помочь»;
    есть фантазия, что психолог научит «как других переделать»: тогда клиент вместо работы с собой других «перевоспитывает», ведь проблема «в них»;
    хочется уколоть супруга/родителей: «это я из-за тебя к психологу хожу». Такая жертвенная позиция – самый изощренный способ мести. Это свойственно людям с развитыми мазохистическими и нарциссическими паттернами.
     
  • Если альянс «психолог-клиент» не сложился – не подошли друг другу, просто не нравится – так бывает. Специалист хороший, но вам не ложится на душу, не успело сформироваться доверие. Или психолог бессознательно или нет напоминает значимого человека, с которым был травмирующий опыт.
     
  • Если у специалиста недостаточная квалификация. Хороший психолог знает свои ограничения: вот это могу, вот с этим не работаю, вот тут заканчиваются мои компетенции. Тогда он завершает отношения с клиентом или перенаправляет к коллеге, у которого такие компетенции есть. А бывает, что специалист не понимает про структуру характера и травматизации клиента, что характерно для начинающих психологов или тех, кто в арсенале имеет только диплом с теорией.
     
  • Если неправильно выбран подход или специалист. Например, человек плохо спит, нет сил, снижено настроение, либидо, работоспособность, за это человек винит себя, критикует – у него депрессия. А он идет к коучу или начинающему психологу (мотивировать, переделывать в лучшую версию себя, работать с симптомом) вместо консультации психиатра, медикаментозной поддержки и психолога, работающего в когнитивно-поведенческой терапии (КПТ).

Что делать, если кажется, что терапия не помогает?

– Так и на свидание можно сходить неудачно и решить, что мужики все козлы, а женщины – дуры. Если человек хочет держаться за опыт, он это будет делать, даже если реальность ему со всех сторон кричит про иное.

Трагедия «одного неудачного опыта», размазанного на всю жизнь как масло по батону, заключается в том, что трагедии нет, а очень хочется. Зона комфорта – это не теплое место, а просто привычное, это тот уровень боли, который мы привыкли выдерживать.

Не мешайте другому жить так, как ему подходит. Может, идея о том, что терапия не помогает – как раз очень даже помогает с чем-то справляться, что-то организовывать и с чем-то не сталкиваться. У каждого есть право выбирать подходящий способ справляться с жизнью: легче становится, если честно признать, что «это так и пока я это выбираю».

Как понять, сколько сеансов мне потребуется? Некоторые ходят годами, а кому-то и пяти достаточно

– Это зависит от запроса и контекста. Есть большая разница между консультацией и терапией, как есть разница между узнать как посадить семена и заниматься садоводством собственного сада.

Чаще всего сложность клиента в том, что ему сразу нужен конечный результат и быстрые решения: главное, чтобы по пунктам, с рекомендациями и гарантиями.

Но терапия – это процесс. Невозможно за пару встреч исправить автоматизмы и паттерны, которые человек нарабатывал десятилетиями. Это не имеет никакого отношения к реальности.

У психики есть свои законы и свое время. Нужно быть очень самонадеянным, чтобы считать, что мы можем так просто управлять чужой психикой. Да и своей тоже. У многих психологические защиты на этом и строятся – на убежденности, что все можно контролировать и на все влиять – нужно просто «больше постараться».

Конечно, совершенно не обязательно всем проходить терапию или анализ, можно выбрать и краткосрочные методы, сфокусированные на работе с симптомом: КПТ, арт. Можно завершить терапию, если покажется «мне достаточно», можно сделать перерыв, если устали. Можно не так глубоко погружаться, а очертить круг запросов и задач, остановившись, когда все, что вы хотели – сделали.

Краткосрочная терапия – это 10-15 сеансов, решение проблем сродни насморку, долгосрочная терапия – от 20 встреч. Обычно это оговаривается с терапевтом и крайне индивидуально.

Простые триггеры могут быть сняты и с первого раза. Но если мы говорим об изменении структуры психики, характера и привязанности, зависимых и созависимых моделей, травме – результат будет спустя время.

Все ли достигают впечатляющих результатов? Нет. Здесь все как в жизни: вспомните своих одноклассников: вы учились в одной школе, но всегда есть те, кто ничего оттуда не вынес. Если человек голоден – я могу дать яблоко, но взять его, укусить, прожевать, проглотить и усвоить – может только он сам. И это тоже навык: брать. Сколько возьмете – все ваше.

Как понять, что психолог/психотерапевт мне не помогает, и что с этим делать?

– Психологи бывают разные по уровню профессионализма, опыта и специализации. Тут как в медицине: все врачи, но одни стоматологи, другие – ортодонты, третьи – гинекологи. Сопровождать ЭКО и бесплодие не тоже самое, что с изменой работать. А работать с травмой и депрессией не то же самое, что с зависимыми.

Я бы говорила о том, что психолог может не подходить. Один и тот же специалист может отлично подойти вашему коллеге, но не подойти вам или под вашу проблему – просто потому что специализируется на другом. Проблема частая, но тем не менее это абсолютно нормально. Психология стала популярной, а подобрать грамотного и адекватного специалиста – тот еще квест.

Многие находят своего специалиста с третьей, а то и пятой попытки. Чтобы терапия была эффективной, важно вовремя понять, насколько психолог, к которому вы обращаетесь за помощью, вам подходит. И при необходимости его сменить.

Терапия – это место для ваших сомнений, обсуждения, поиска подходящего. Первое и самое важное – сказать про свои страхи и дискомфорт терапевту. Это важная часть терапии и предмет для диалога – научиться быть в отношениях и говорить про них: что подходит, а что нет. Но если специалист в ответ на это нападает, выкручивается, обвиняет, стыдит, говорит «ты просто сопротивляешься» вместо исследования – это точно повод сменить специалиста.

Если после прояснения сомнений вы не чувствуете изменений (не обязательно должно становится легче, иногда – сложнее, ведь поднимаются заблокированные или вытесненные чувства), вы не хотите после сессии подумать, нет другого взгляда на ситуацию, но есть ощущение, что из кабинета вы ничего не выносите в свою жизнь – это тоже повод сменить специалиста.

Что нужно знать перед тем, как идти к психологу/психотерапевту, чтобы не разочароваться?

– Разочарование приходит тогда, когда ожидания не сошлись с реальностью. Это болезненное переживание и крайне необходимое. Оно помогает встречаться с реальностью и сообщает: пора пересмотреть представления о себе и своей жизни, пришло время в очередной раз узнать, что вы за человек и чего хотите. А потому, разочарование неотъемлемая часть психотерапии.

Вам важно знать:

  • любому чувству в терапии есть место;
  • колоссальное влияние имеет личность терапевта, а не только инструменты;
  • можно не иметь четкого запроса, поиск запроса – тоже запрос;
  • вам не обязательно сразу доверяться и открываться перед психологом;

в терапии не происходит ничего из того, что не происходит в реальной жизни: вы принесете свои паттерны, механизмы – и развернете их в отношениях с психологом.

Читая историю героя, можно заметить феномен молодого человека: каждый раз в отношениях с женщиной все начинается хорошо, а затем наступает точка «кризиса» в виде сомнений, недосказанности, измены, накопленного недовольства. Отношения прекращаются, причем, через мазохистический паттерн в виде терпеть, страдать, контролировать.

В глубине души это всегда попытки психики завершить детскую травму: снова и снова доказать отвергающему человеку, что я достоин любви, что со мной все в порядке, а ты не прав. Поэтому идея о неправильности другого напротив так легко находит отклик. Это один из вариантов разрешения психической травмы: решить, что я здесь не при чем и все дело в другом человеке, который не способен любить.

Про родителя это чаще всего правда. Про взрослого партнера и психолога – не обязательно. В каждом примере всегда виновата другая сторона, автор остается в позиции пассивности и невинности, а все в жизни с ним случается и происходит. Как и в терапии с ним что-то делают, а он просто приходит.

Тут дело в том, что психика в поиске подходящих декораций будет подгонять реальность под то, что ей необходимо, а именно, что другой напротив меня – виноват, меня использует, обманывает. Способов для этого много: от простой демонизации партнера до неосознаваемых провокаций через пассивную агрессию в виде критики, контроля, манипуляций, перекладывания ответственности.

Это то, что пыталась объяснить моя коллега из истории про деление ответственности и признания авторства проблем в отношениях. Измена – это кризис в отношениях, где третий – это способ вынести напряжение из пары. В данном случае, в паре, где один всегда хороший, а я на его фоне всегда злодей, который обманывает и использует. Вероятно, та же динамика развернется и в отношениях с психологом, где ему уготована роль «злодея» через перенос клиента. Реальность к этому не имеет отношения.

 

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: pexels.com