«Самый яркий личный бренд среди рестораторов – Вадим Прокопьев». Посмотрите на минчанку, которая занимается персональным брендингом

«Самый яркий личный бренд среди рестораторов – Вадим Прокопьев». Посмотрите на минчанку, которая занимае...
Развитием персонального бренда, то есть бренда конкретного человека, оказывается, занимаются целые компании. В Минске таких нет, но есть отдельные люди, которые помогают минчанам стать известными.

Развитием персонального бренда, то есть бренда конкретного человека, оказывается, занимаются целые компании. В Минске таких нет, но есть отдельные люди, которые помогают минчанам стать известными.


ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД: ЛИЧНЫЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЧЕЛОВЕКА

В воскресенье утром даже в Каменной Горке никого. Тем более в недавно открывшемся ресторане в торговом центре. Кроме официантов, поваров и администраторов в заведении за единственным занятым столиком девушка в синем бархатном платье прищуривается из-за проникающего через огромные окна солнца.

– Практически каждый день у меня встречи с клиентами, поэтому часто меняются планы, – извиняется девушка за то, что мы чуть не уехали в «Свободы, 4».
 

Это Веста. Последний год она занимается персональным брендингом – формированием определенного образа определенного человека в глазах его целевой аудитории.

– Если сказать «Илон Маск», то появляются ассоциации со словами «Тесла», «инновации», – объясняет девушка то, чем занимается. – В этом персональный брендинг схож с брендингом компании: и в первом, и во втором случае все решают ассоциации и те эмоции, которые они у вас вызывают. Отличие в том,  что в первый добавляются еще личные и профессиональные качества человека: инициативность или посредственность, застенчивость или развязность, милая улыбка или строгий взгляд, гениальное или, наоборот, отвратительное ведение соцсетей.

Веста признается, что во многих случаях 90% успеха личного бренда – социальные сети.

 

ПРО ЛИЧНЫЙ БРЕНД ДУМАЮТ ТОЛЬКО ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ

Тем не менее свой «Фейсбук» девушка ведет не очень активно. Последняя запись на странице – поздравление с Новым годом от кого-то из друзей. Несколько фотографий – из центра города и с беговой дорожки – и общая информация о себе: училась в Академии управления, работала специалистом по ВЭД в компании «Атлант», аккаунт-менеджером в лаборатории личного брендинга Bakers. В описании деятельности написано «бренд-стратег». Веста признается, что один из клиентов появился у нее только из-за того, что ему было любопытно, чем же занимается бренд-стратег.

– Обычно работает сарафанное радио, но бывает и такое, что человек увидел меня в «Фейсбуке», поинтересовался – и вот уже заполняет бриф, – улыбается Веста.

Бриф – это анкета на 130 вопросов со встроенными психологическими маячками, чтобы понять, что собой представляет человек. До этого Веста встречается со своим клиентом лично.

– В общении с клиентом я стараюсь максимально раскрепостить его, чтобы лучше понять, какой он на самом деле. В этом помогают базовые психологические приемы, – рассказывает Веста и уточняет, что из психологии у нее в жизни только курс в Академии управления и любопытство.

– Если говорить о конкретных шагах, то все начинается с консультации. Мы с клиентом обсуждаем его цели, ресурсы, сроки. Дальше он заполняет анкету, в которую встроены «маячки», позволяющие получить больше информации о личности. После заполнения я анализирую бриф. На основе этого анализа формируется «ядро бренда» – то «твердое», особенное и исключительное, что есть в человеке и что дает нам право называть его брендом. 

Дальше – «упаковка», то есть работа над внешностью: стиль одежды, манера речи, походка, визитка, профили в социальных сетях.

– Это все имеет значение и влияет на формирование ассоциаций. Нам важно через внешность передать все то, что есть у человека внутри.

Третий этап – продвижение. Хотя часто уже на первой встрече клиенты формируют свой запрос как «я хочу раскрутиться». И я им объясняю, когда должна начинаться «раскрутка», – кстати, искренне не люблю это слово. 

После того как мы определили «изюминку» человека и «упаковали» ее, необходимо сделать так, чтобы его целевая аудитория о нем узнала. Здесь и замыкается круг: та задача, которую мы ставили на первом этапе, выполняется. Надо сделать так, чтобы целевая аудитория о тебе знала, доверяла тебе и выбирала тебя.

Почти для всех клиентов девушки персональный брендинг – это способ увеличения продаж. Поэтому, наверное, практически все, с кем она работает, – предприниматели.

 

САМЫЙ ЯРКИЙ ЛИЧНЫЙ БРЕНД БЕЛОРУССКОГО РЕСТОРАТОРА – ВАДИМ ПРОКОПЬЕВ

Кроме предпринимателей о личном бренде в Беларуси пока никто особо не думает. Исключения – это люди, которые строят свой бренд интуитивно, не задумываясь о том, что строят личный бренд.

– Самый яркий представитель такого пути в Беларуси – Вадим Прокопьев. В 2015 году он говорил, что персональный бренд – надуманная тема, не стоящая потраченных усилий, – рассказывает Веста. – Он не занимался созданием своего бренда специально, но у него есть все критерии сильного личного бренда: безусловно, он профессионал, у него есть свой стиль ведения бизнеса, яркий запоминающийся образ, и при этом он обладает высоким уровнем медийности.


В России с клиентами все немного по-другому. Агентство, в котором начинала Веста, уже не первый год строит личный бренд 27-летнему российскому миллионеру Аязу Шабутдинову. Он, конечно, тоже предприниматель, но агентство, по словам Весты, работает еще и с представителями шоу-бизнеса и спортсменами.

– Предприниматель ведь растяжимое понятие. Стилист, который работает на себя, тоже предприниматель, – говорит Веста.

В агентстве Веста зарабатывала 800 долларов. За них же летала в Москву на встречи с клиентами – организационные вопросы компания не оплачивала: «На самом деле билет в Москву в “Жуковский” стоит копейки. А если договориться о нескольких встречах в один день и в одном месте, то получается вполне удобно», – признается Веста и рассказывает, почему через пару месяцев после начала работы в агентстве решила, что лучше все делать  самой.

– Когда твой клиент в Москве, а ты в Минске, то практически вся коммуникация строится через интернет. А это не очень эффективно: ты можешь что-то упустить, что не упустила бы при личной встрече, и в конце концов это снижает итоговое качество.

 

ОТ 3 ДО 5 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. НО В БЕЛАРУСИ ЗА 500 

В России создание личного бренда «под ключ» стоит от трех до пяти тысяч долларов. Просто консультация – 300 долларов, разработка стратегии – 1000 долларов. В Минске ежемесячная работа над брендом обходится в разы дешевле.

– В три-пять раз меньше. Ежемесячное ведение «под ключ», например, 500 долларов, консультация – 50 долларов в час, а стратегия – 300 долларов, – рассказывает Веста.

В январе «под ключ» она вела одного клиента. С остальными работает в режиме персонального сопровождения или серий консультаций.

– Я работаю над повышением уровня экспертности, то есть делаю так, чтобы стать более классным специалистом, – рассказывает Веста о своем персональном брендинге. – В основном это выражается через кейсы клиентов. Он доволен и советует другим, благодаря чему формируется образ профессионала.

«Фейсбук» – не основной источник продвижения. На самом деле я делаю акцент на ведение профиля в Instagram. Стереотип о том, что «Инстаграм» – это социальная сеть для красивых картинок, не более чем стереотип. Вернее, раньше так оно и было. Но сейчас это полноценная площадка для продвижения.

В выборе площадки, рассказывает девушка, многое зависит от целевой аудитории. Если это молодые предприниматели, то «Инстаграм» – отличный канал для коммуникации с потенциальными клиентами.

– Им интересен не только экспертный контент, но и лайфстайл. А лайфстайл-контент в «Фейсбуке», например, не очень уместен.

Создательница мастерской персонального брендинга в России Марго Былинина рассказывала, что из социальных сетей использует только Instagram. По ее словам, за два года она обучила 10 000 студентов, продавая только через этот канал.

– Конечно, если бы моей целевой аудиторией были не молодые предприниматели, а, например, чиновники и управленцы госпредприятий с возрастом 40+, вместо профиля в Instagram я бы развивала страницу в Facebook и писала статьи для «Нашей нивы». Важно понимать, кто ваша целевая аудитория, какие у нее потребности и интересы, где она проводит время, откуда берет информацию.

В конце разговора, когда в Каменной Горке стало побольше людей, а в ресторане торгового центра все столики вокруг заняли, Веста призналась, что социальные сети все-таки не должны быть единственным каналом коммуникации с целевой аудиторией.

– Этих каналов должно быть больше. Обычно люди принимают решение о покупке только после седьмого касания товара или услуги, поэтому «маячить» в какой-то одной социальной сети – не вариант. 

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.

поделиться
Еще по этой теме:
Психолог объяснил, почему люди «устроили битву» за хурму в магазине
«Меня уже тошнит от спортзала». Спортивный психолог о том, почему тренировки не приносят вам удовольствие
«Мы больше боимся процесса умирания, чем самой смерти». Психологиня о том, почему мы считаем себя бессмертными