Вы должны это знать: как создавали и кто разрушал Немигу, которая могла быть нашей «маленькой Вильней»

Вы должны это знать: как создавали и кто разрушал Немигу, которая могла быть нашей «маленькой Вильней»
Вместе с Samsung мы делаем рубрику «Мінск 1067» о неизвестных и полузабытых историях, людях, зданиях и артефактах, связанных со столицей.

Вместе с Samsung мы делаем рубрику «Мінск 1067» о неизвестных и полузабытых историях, людях, зданиях и артефактах, связанных со столицей.

В середине XIX века престижной Немигу назвать было никак нельзя – план 1857 года показывает, что лишь у самых рыночных площадей были каменные постройки, а на большей части улицы, к западу от Петропавловской церкви, дома стояли деревянные с редкими каменными вкраплениями. Примерно так до последнего времени выглядел Северный переулок. 

Но все резко изменилось в начале 1880-х годов – читайте материал минского краеведа Павла Ростовцева




1880-Е: НЕМИГА НАЧАЛАСЬ С РАЗРУШЕНИЯ

21 июня по старому стилю (3 июля по новому) 1881 года в одном квартале от Немиги, на углу Койдановской (сейчас Революционная) и Богадельной (сейчас Комсомольская), загорелись склады смолы и скипидара. День выдался ветреным, и к двум часам пополудни горело одновременно несколько улиц. А к семи вечера полыхало почти два десятка кварталов от Татарского предместья до Захарьевской улицы. Сгорело более 700 домовладений, погорельцев оказалось более 2 тысяч человек.

Так выглядела будущая Немига после пожара – вид примерно со стороны нынешнего сквера Адама Мицкевича и Городского Вала. На переднем плане район улиц Койдановской и Немиги. На заднем плане в центре – купола Петропавловской церкви. Графическая работа Владислава Боярского с фотографии Савицкого (фото до нас, увы, не дошло). Опубликовано в Tygodnik Powszechny 1881, №43.

Немигская улица была уничтожена, и ее нужно было отстраивать заново. Сложность ситуации заключалась в том, что Немига и прилегающие улицы были включены в так называемый «Несгораемый квартал» – здесь разрешалось отстраивать только каменные здания, крытые жестью или черепицей. Но владельцами плацев были в основной массе люди торговые, которые вкладывались в свое дело, поэтому отстраиваемые дома проектировались не столько с точки зрения экстерьера, сколько с точки зрения практичности. 

Из площадей под застройку старались выжать максимум, поэтому все дома тут стояли буквально впритык. Где было возможно, старались сэкономить и на материалах: в архивах сохранились жалобы соседей тогдашних новостроек на «ненадлежащее качество работ» у соседей. 

Прибавьте сюда низину, в которой стоял квартал, и постоянные затопления и отсутствие канализации. 

До революции, как и сегодня, на постройку дома в черте города обязательно требовался проект. В июле-августе 1881 года по понятным причинам большинство проектов относились к постройкам, возводимым на месте сгоревших в огне пожара. Этот проект одного из немигских домов хранится в НИАБ.

Так или иначе, Немигу отстроили – и она стала еще и национальным районом. Тут было множество синагог, хедеров, иудейских молитвенных домов. Пожалуй, не ошибусь, если скажу: на идише тут говорили в разы чаще, чем на белорусском, польском или русском.




19201930-е: НЕМИГА РАЗВАЛИВАЛАСЬ НА ГЛАЗАХ

После революции все городские дома были муниципализированы, а в случае с Немигой и Замчищем плотность населения увеличилась – в одной квартире могли проживать сразу несколько семей. 

В самом районе было «не очень»: отсутствовала канализация, которую заменяли сточные канавы вдоль улицы и по дворам, множество выгребных ям в тесных дворах, близость мясного и рыбного рынков с сопутствующими отходами. Денег на ремонт не было, и Немига благодаря бездействию властей и жителей стала разрушаться. Большинство домов, которым было около 50 лет, превратились в ветхие постройки.

Такой была Немига в 1925 году. Фото отличного качества – негатив на стеклянной пластинке 9х12. Из фондов НИАБ, его публиковали и Василий Каледа в «Мінск учора і сёння», Мн., 1989, и Илья Курков в «Мінск незнаёмы», Мн., 2002.

Аркадий Капилов, который жил в угловом доме по Замковой-Мясницкой, в повести «Замковая 2/7» вспоминает, что в конце 1920-х годов часть здания просто обвалилась в течение дня. 

К 1935 году пошли сквозные трещины и в стенах в жилом доме по Замковой, 5. В том же году дом обвалился – по счастливой случайности обошлось без жертв. А на фото ниже – бывшая еврейская школа «Шева Кроим» на углу Вольной (Школьной) и Немигской. Видите металлические распорки, которыми пытаются сдержать разрушение стен здания? Даже такое не помогало: к началу 1940-х здание полностью разобрали – хотя, учитывая религиозное прошлое здания, тут не обошлось и без идеологической подоплеки. 

Черно-белое фото было сделано в 1930 году. Здание бывшей еврейской школы «Шева Кроим» вот-вот должно было обвалиться, и его удерживали лишь подпорки (фото из газеты «Зьвязда»).

К 1930-м годам Немига стала символом старого, крайне неблагоустроенного и грязного Минска. Неудивительно, что при таком состоянии района в целом и отдельных зданий в частности в 1934-1935 годах при разработке планов реконструкции города кварталы Немиги и Замчища были определены под полный снос. Причем это решение оставалось неизменным при всех довоенных корректировках генплана. 

На месте этих кварталов предлагалось пробить широкую магистраль (прообраз будущей Парковой магистрали) к строящемуся Комсомольскому озеру и разместить зеленые насаждения и благоустроенную набережную. Так еще в первом генплане города судьба старинной минской улицы была предрешена. Была ли тут какая-то антинациональная, антибелорусская политика руководства республики или сознательное решение ленинградской группы архитекторов – разработчиков первого варианта генплана? Не думаю: район оставался преимущественно еврейским, а в 1930-е сердцем города и его символом оставались площадь Свободы и Городская башня с часами, которую тогда многие ошибочно называли ратушей.

К 1941 году Немигу начали сносить: с карты города исчезла северная сторона площади 8 Марта (бывшего Нижнего рынка) – оставили только Красный дом, который, кстати, запечатлел на своей картине житель довоенного Минска художник Меер Аксельрод. 

 


19401960-е: ВОЕННЫЕ ПОТЕРИ И НОВАЯ ЖИЗНЬ РАЙОНА

В июне 1941 года в Минск пришла война. Уже через два дня, 24–26 июня, большая часть кварталов центра города была разрушена. Немиге в те дни повезло – если не считать Калининской улицы (восточной части Немиги) и домов по площади 8 Марта, большая часть застройки уцелела. 

С осени 1941-го и до лета 1942-го были разрушены постройки Замчища. Застройка к востоку от Старомясницкой улицы ближе к реке сгорела еще в июне 1941 года. Дома в периметре Новомясницкой-Подзамковой улиц были целыми еще летом 1941 года. К сентябрю 1942-го от них оставались лишь каменные коробки. 

Разрушения могли быть связаны как с еврейскими погромами в гетто, так и с первыми налетами советской авиации на город в 1942 году. Известно, что административные здания на площади Свободы и госпиталь в постройках бывшей 2-й клиники были целями для бомбардировщиков. 

К 1944 году почти все коробки домов на Замчище были разобраны, но застройка Немиги в основном сохранилась. Конечно, к этому времени пострадало и несколько зданий, и их после войны уже не восстанавливали. 

Июль 1944-го, вид со стороны Замчища в первые дни после освобождения. По Немигской улице видны несколько коробок бывших домов без крыш – их уже не будут восстанавливать. Обратите внимание на дым в центре кадра – это горят здания по Комсомольской у пересечения с Революционной. Эти дома не стали восстанавливать после войны – сейчас на их месте площадка перед домом №8 по Комсомольской. Фото И. Бернштейна, РГАКФФД.

 

После войны власти бросились строить проспект Сталина и прилегающие улицы, благоустраивали набережную Свислочи. То, что большинство домов на Немиге сохранились в приличном состоянии, сыграло району на руку – про него на время забыли. В конце 1940-х годов сюда вернулась торговая жизнь: здесь открывались магазинчики и небольшие мастерские, на месте разрушенных зданий строились небольшие временные торговые павильоны. 

Простой район был прибежищем простых людей. Отсюда и особенности Немиги: здесь не было крупных магазинов – сплошные «Хозтовары», «Посуда», «Ткани», Пуговицы», «Комиссионный». И множество ремонтных мастерских, где в небогатые первые послевоенные годы можно было за разумные деньги починить одежду, обувь, нехитрую хозяйственную утварь

1948 год, пересечение Немигской с Комсомольской в сторону площади 8 Марта. Обратите внимание: в левой части кадра, за магазином «Ткани», на месте разрушенного дома выросли маленькие торговые павильоны – позже их уберут и высадят деревья. Улица еще покрыта булыжником. Фото Василия Каледы опубликовано в книге «Воспоминание о городе», Мн., 2004.

 

Начало 1950-х. Это же место у пересечения с Комсомольской. Вид со стороны Замчища. В центральной части кадра – пустырь с торговыми павильонами на месте разрушенного в годы войны дома. В правой части кадра угловой двухэтажный дом с мансардой – в 1954 году в нем будет надстроен полноценный третий этаж. Обратите внимание на состояние дворовых фасадов жилых домов. БГАКФФД, Фото Е. Лившица.

 

К концу 1960-х на месте павильонов подрастали скверы, улица «оделась» в асфальт, стала односторонней, и по ней проложили маршрут 12-го троллейбуса. По возрасту и внешнему виду домов она мало отличалась от подобных улочек Гродно и Вильнюса. 

 

 

19671972 гг.: ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ В КИНО И ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ

Тем не менее решения генпланов Минска в отношении Минска никто не пересматривал. Район Немиги, который, в отличие от погибшего в 1950-е при прокладке Парковой магистрали Замчища, относительно спокойно просуществовал в первые послевоенные годы, снова попал под пристальное внимание архитекторов и градостроителей.

К началу 1970-х годов население города вплотную приблизилось к миллиону – вот тогда-то вместо санитарно-канализационной проблемы Немиги, которую уже решили, пришла проблема транспортная. Власти решили проложить улицу-дублер для главной магистрали Минска, Ленинского проспекта. Реализация решений, закрепленных в материалах генпланов города, задержалась на несколько лет, что позволило Немиге встретить официальное 900-летие Минска, а нам – увидеть ее в известных фотографиях Зенона Позняка, фотоальбом которого вышел в 1968 году. 

Только в 1970 году начались работы по сносу старой улицы и прилегающих кварталов.

 

1967. Фото Зенона Позняка из его знаменитого фотоальбома, вышедшего в свет в 1968 году (представляете, фотографу на момент выхода издания было всего 24 года!). Вид с верхних этажей «Белпромпроекта». Размеренная жизнь старого квартала. На месте пустырей с торговыми павильонами за 20 лет выросли небольшие скверики.

 

Но перед тем как пасть под ножами бульдозеров, улица сыграла драматическую роль: на Немиге, где несколько домов по четной стороне были приведены в полуразрушенный вид, летом 1970-го прошли съемки фильма «Руины стреляют» (режиссер Виталий Четвериков). 


Именно на Немиге снималась знаменитая сцена с проходом колонны военнопленных в первой серии, тут же было отснято большинство сцен в руинах. А в перерывах между съемочными днями на улице шла обычная жизнь: мимо «руин» ехали автомобили, шли по своим делам обычные горожане.

1970 год, 18 июля. Полуразрушенные дома Немиги (четная сторона, бывший магазин «Сорочки») как декорации к фильму о войне. Фото З. Алексеевой, БГАКФФД.

 

В 1970 году была снесена нечетная сторона улицы. И была пробита трасса новой, современной Немиги. Четная сторона простояла на 2 года дольше и окончательно исчезла только к 1972 году. Именно на месте домов четной стороны старинной улицы в начале 1980-х вырос зеленый забор, за которым началось строительство знаменитого дома на Немиге по проекту архитектора Мусинского. 

Но зарождение и становление новой жизни улицы – это уже совсем другая история.

 

 

ПРОКЛЯТЫЕ ВОПРОСЫ ПРО НЕМИГУ

Была ли Немига важной частью города с точки зрения градостроительства? Пожалуй, да. Именно она была связующим звеном между Верхним городом и Раковским предместьем. Пока была жива Старая Немига, исторический центр Минска сохранял свою целостность, а плавные изгибы улочки были очень похожими на то, что мы можем видеть (и что многие ценят) сегодня на кривых вильнюсских переулках, где здания соразмерны человеку и есть свое, особое настроение. 

Была ли Немига архитектурной особенностью Минска? Пожалуй, нет. Это была «типовая рядовая застройка конца XIX века, лишенная архитектурной ценности», как писали в 1930-е годы. Но не будем забывать, что именно рядовая застройка во многом и определяет восприятие той или иной улицы. Кроме того, старых зданий, которым более 100 лет, сегодня в городе сохранилось очень немного. 

Была ли Немига душой Минска? Пожалуй, да. Говорят, продавцы немигских магазинчиков знали постоянных покупателей в лицо и могли поговорить на жизненные темы. Здесь в первые послевоенные годы бывал весь город. 

Был ли у Немиги шанс сохраниться в ХХ веке? Просматривая материалы проектов реконструкции и развития города, мы понимаем: нет, шансов не было. Все эти проекты, начиная с самого первого, отдавали старую улицу в жертву различным будущим благам. 

Первые робкие слова в ее защиту хоть и прозвучали в 1960-е годы, но остались тогда неуслышанными. Более того, судьба Немиги была уготована и Верхнему городу, и лишь широкое обсуждение, поднятое в прессе культурной общественностью, уберегло исторический центр Минска от окончательного разрушения. 

А Старая Немига хоть и просуществовала 90 лет, но оставила заметный след в истории Минска ХХ века.


Если вам нравится рубрика «Мінск 1067», делайте репост статьи и не забывайте про хэштеги #сваё, #SamsungBelarus, #Minsk1067. Дзякуй!

 

 
РУБРИКУ «МIНСК 1067» МЫ СОЗДАЕМ ВМЕСТЕ С КОМПАНИЕЙ SAMSUNG ELECTRONICS*.
Кликните, чтобы подписаться на новости Samsung Беларусь.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.

*ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», ИНН 7703608910

поделиться
Еще по этой теме:
«Обольстительница» и «икона стиля» – что вы знаете об одной из самых влиятельных и сумасшедших минчанок
Не питайте иллюзий: оказывается, еще до войны Минск признали «малозеленым», а район Немиги хотели снести
Стильно и дорого. Уникальные фото интерьеров домов и усадеб самых богатых и влиятельных белорусов