Вы заметили, что во дворах Минска стало много чаек? Специалист рассказал нам, что сейчас вообще происходит со столичными птицами (вы удивитесь!)
CityDog.io
2
30.07.2021

Вы заметили, что во дворах Минска стало много чаек? Специалист рассказал нам, что сейчас вообще происходит со столичными птицами (вы удивитесь!)

Вы заметили, что во дворах Минска стало много чаек? Специалист рассказал нам, что сейчас вообще происход...
Этим летом минчане стали замечать в городе необыкновенно много чаек. Но чайки – это только вершина айсберга. Узнали, что изменилось в мире животных и птиц Минска за последние 20 лет и что будет, если благоустройство парков и водоемов столицы продолжится в том же духе.

Этим летом минчане стали замечать в городе необыкновенно много чаек. Но чайки – это только вершина айсберга. Узнали, что изменилось в мире животных и птиц Минска за последние 20 лет и что будет, если благоустройство парков и водоемов столицы продолжится в том же духе.

Почему в Минске стало много чаек: «На городских крышах безопаснее, чем на пляже»

Недавно в редакцию CityDog.by обратился читатель. По словам Сергея, возле его дома постоянно летают и кричат чайки, но «водоема, возле которого они могли бы жить, рядом нет». Оказалось, что некоторые наши коллеги в последнее время тоже видели чаек в своих дворах – неужели этих птиц в Минске стало так много?

Мы решили разузнать, в чем дело, и обратились к специалисту по природоохранным вопросам «Аховы птушак Бацькаўшчыны» Максиму Немчинову. Он подтвердил наши догадки: в последние 15 лет в Минске становится все больше чаек.

– Основная причина – это расселение большой белоголовой чайки, – объясняет Максим. – Раньше они были птицами морских побережий: кормились рыбой, для защиты от хищников селились на берегах водоемов и островах. Но на городских крышах оказалось еще безопаснее: так они начали занимать европейские города, а потом очередь дошла и до Минска.

Сейчас большие белоголовые чайки повторяют то, что когда-то сделали врановые (например, серые вороны, грачи и галки. – Ред.): оставляют природные места обитания и природный корм, приспосабливаясь к жизни рядом с человеком.

Плоские крыши промышленных зданий – идеальные «пляжи» для строительства гнезд и выращивания птенцов, а за едой они летают на крупные свалки, куда свозятся пищевые отходы. Чайки из таких группировок полностью утратили связь с водоемами: птенцы запоминают условия, в которых выросли, и стремятся их воспроизвести.

Наилучшие для больших белоголовых чаек условия складываются на юго-востоке Минска, в промзоне Шабаны и окрестностях Серебрянки. Рядом – крупный полигон бытовых отходов, где они кормятся, а гнезда делают на промышленных предприятиях.

Впрочем, на крышах чайкам тоже нужно бороться за выживание: там нет хищников, но палящее солнце и перегрев убивают часть птенцов. Когда у чайчат появляются перья, начинается «птицепад»: иногда птенцы неудачно приземляются и ломают ноги или крылья.

Если вы заметили на земле подросшего и здорового птенца чайки, то лучше просто обойти его стороной: родители продолжают за ним присматривать, даже если вы их сейчас не видите.

Что делать, если мешают крики чаек? «Чтобы переломить ситуацию, нужно изменить подход к утилизации отходов»

Кого-то большие белоголовые чайки могут беспокоить: поскольку они живут колонией, то подают много звуковых сигналов, особенно если их потревожить. Похожая ситуация есть и с грачами. Некоторые люди считают, что для решения такой проблемы нужно скидывать гнезда, пилить деревья или даже отстреливать птиц.

На самом деле все гораздо сложнее, и такие методы не работают. Максим объясняет, что любая популяция будет расти, пока для нее есть условия.

– Возьмем, к примеру, грачей. Как и с чайками, в городе для них сложились сразу три благоприятных фактора: отсутствие хищников, подходящие места для гнездования (их вполне устраивают обрубленные деревья-столбики) и самое главное – доступная пища из открытых мусорных баков во дворах.

Чтобы переломить ситуацию с грачами и чайками, нужно убрать из их доступа массовые источники корма, то есть самим изменить подход к утилизации отходов. Но рядовому человеку проще потребовать спилить гнезда или целые деревья, чем следить, закрываются ли мусорные баки.

Как в Минске с другими птицами: «Некоторые виды и вовсе ушли из города»

Оказалось, что массовое переселение в Минск больших белоголовых чаек – это далеко не все изменения, которые происходят с птицами в нашем городе. По словам Максима, за последние 20 лет количество видов радикально изменилось в худшую сторону.

– Лет 20 назад я изучал птиц в заказнике «Лебяжий» и нескольких крупных городских парках, поэтому четко вижу, как сократилось богатство видов. В «Лебяжьем» встречались обе наши выпи (большая и малая), хищные болотные луни. После того как изменился заказник, эти птицы оттуда исчезли.

 

Cамец и самка малой выпи. Совсем недавно на этих птиц можно было посмотреть в черте города.

В парке Челюскинцев когда-то наблюдал все 5 видов белорусских славок. Сейчас осталось только два вида – и то один прилетает из ботанического сада. Совсем недавно птицей года Беларуси был черноголовый щегол. Сейчас он почти исчез из столицы: хотя деревьев для гнездования хватает, есть проблемы с поиском насекомых и семян.

Черноголовый щегол.

Можно с уверенностью сказать, что птиц, более типичных для дикой среды, в Минске стало гораздо меньше. Некоторые виды, важные для природного разнообразия, и вовсе ушли из города.

Почему птицы покидают Минск: «На некоторых участках Слепянской водной системы каждый год погибают утята»

Интересы славок и других птичек, которые долгое время жили по соседству с минчанами, не учли во время благоустройства зеленых зон и планирования городской среды. Максим объяснил, что причины исчезновения многих птиц можно разделить на три категории.

1. Особенности благоустройства и ухода за зелеными зонами.

– Подозреваю, что с точки зрения сотрудников, которые отвечают за «благоустройство» в Минске, идеальный вариант – это подстриженный газон и обрубленные стволы деревьев, – говорит Максим. – А в ближайших европейских странах уже десятилетиями работает другой подход к уходу за парками, который делает пространство пригодным и для людей, и для птиц – бери и заимствуй.

Самец черноголовой славки – представитель одного из пяти видов славковых в Беларуси.

Те же славковые и некоторые другие виды ушли из Минска, потому что исчез ярус низких и высоких кустарников, необходимый для гнезд. Траву выкашивают под ноль, и она не успевает дать семена, которыми птицы кормятся осенью и зимой. Уборка листвы уничтожает насекомых, важных для выживания насекомоядных птиц.

Если продолжать в том же духе, то в парках останутся только дрозд-рябинник, грач и серая ворона.

2. Особенности оформления водоемов.

По словам специалиста, с водоплавающими птицами происходит та же история.

– Посмотрите на парк Горького – все берега Свислочи закованы в бетон. Птицам сложно выйти из реки на сушу. Взрослая особь еще может взлететь с воды, а птенцы оказываются в ловушке. Из-за этого на некоторых участках Слепянской водной системы каждый год погибают утята.

3. Особенности строительства и ремонта зданий и сооружений.

Вы наверняка замечали, что многие городские птицы растят птенцов на наших домах. Самый простой пример – стрижи, которые гнездятся только в городах с высокой застройкой. Больше им деваться некуда: в природе стрижи делают гнезда на скалах, которых в Беларуси нет.

– Сейчас некоторые дома строят так, что стрижи не могут найти место для гнезда. Или планируют ремонтные работы на время, когда у стрижей вылупляются птенцы: малыши массово гибнут. Такой удар по популяции может оставить след на несколько лет, и стрижей становится все меньше.

Что будет с птицами Минска, если все продолжит идти так, как сейчас?

Природоохранник говорит, что, если не менять подход к благоустройству города, видовое богатство Минска продолжит уменьшаться. Крупные ниши в городской экосистеме займут виды, которым благоприятствуют такие условия.

– Из средних птиц останутся дрозды-рябинники и скворцы, из крупных – грачи и галки, – считает Максим. – Серых ворон вряд ли станет больше: оказалось, что городская среда для них не так благоприятна, как думали раньше. Вороны здесь размножаются хуже, чем в природе: вместо пяти птенцов выводят только двух. Скорее всего, они полностью заняли свою нишу и будут поддерживать популяцию на одном уровне.

Обыкновенный сизый голубь беспокойства не вызывает: в столице около полумиллиона гнездящихся пар, то есть около миллиона взрослых особей.

Похоже, что ласточек, полевых и домовых воробьев (да, в Минске живет два вида воробьев, замечали?) станет меньше. Если крупные деревья посчитают опасными и спилят, вслед за деревьями из столицы уйдут дятлы.

Самец домового воробья.

Полевой воробей (самки и самцы у этого вида выглядят одинаково).

Хорошая новость в том, что, если повернуть процессы управления территориями в нужное русло, в Минск могут вернуться даже утраченные для города виды.

Зимородок, сокол-пустельга и ушастая сова. Кого мы пока можем увидеть в Минске?

Максим объясняет, что самые ценные и редкие виды птиц в Минске в основном регистрируют во время весенней и осенней миграции. Но есть и те, кто до сих пор остается в столице на время гнездования или на зимовку.

– Благодаря декоративным живым изгородям и туям в Минске еще гнездятся зеленушки, находят для себя место и горихвостки-чернушки. Есть даже городская группировка сокола-пустельги. Это редкий охраняемый вид, но они тоже начинают приспосабливаться к жизни с человеком.

Пустельги гнездятся под крышами зданий по юго-западным окраинам города. Был случай, когда самка пустельги обосновалась на балконе в лотке для растений. К счастью, хозяева балкона отнеслись к птице положительно и не мешали растить птенцов.

Сокол-пустельга. Присмотритесь: может, вы тоже замечали его в небе?

По окраинам Минска продолжают гнездиться незаметные ушастые совы, хотя их становится все меньше. Причина сокращения в том, что из города исчезают мышевидные грызуны, основа питания сов.

В период миграции и на зимовке в столице без особого труда встречают зимородка. Ищите его там, где не замерзает вода. Впрочем, зимовки для этих птиц не всегда кончаются хорошо: вынырнув с добычей из воды, зимородок может примерзнуть к ветке и погибнуть.

И все-таки: зачем сохранять в Минске зоны обитания нетипичных для города видов?

Специалисты по охране природы часто напоминают, что природа без человека будет жить и развиваться, а вот человек без природы – нет. Чем больше город, тем ценнее становится в нем каждый зеленый уголок: элементы дикой природы делают жизнь минчан более полноценной.

– Если большая белоголовая чайка выросла на берегу водоема, она может остаться на пляже или улететь в город. А вот городская чайка, которая не видела ничего, кроме бетонной крыши, уже никогда не вернется на дикий пляж – ее кругозор сужается, – говорит Максим. – Что-то подобное происходит и с людьми.

Среда, в которой мы растем и формируемся, определяет основополагающие вещи в мировоззрении. Если вокруг не будет деревьев, зверей и птиц, получится совсем другой человек, с другими ориентирами и ценностями.

Люди, которые не понимают самоценности природы, будут принимать важные решения, выкашивая траву и выметая листья. Однажды такой подход к окружающему миру может привести нас к катастрофе.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: Инна Субботина.