«В квартирах был сделан ремонт на века». Как живется в «доме с чайкой» на проспекте, куда заселились знаменитые люди БССР
CityDog.io
10.06.2022

«В квартирах был сделан ремонт на века». Как живется в «доме с чайкой» на проспекте, куда заселились знаменитые люди БССР

«В квартирах был сделан ремонт на века». Как живется в «доме с чайкой» на проспекте, куда заселились зна...
«Москвичи стоят в очереди за здешними квартирами, потому что наш дом – первое, что они видели, когда заезжали в город», – утверждает жительница многоэтажки у ботанического сада. Этот дом на проспекте минчане узнают благодаря вывеске «МАЗ» на крыше. Журналисты Realt.by сделали репортаж об одном из самых заметных домов Минска.

«Москвичи стоят в очереди за здешними квартирами, потому что наш дом – первое, что они видели, когда заезжали в город», – утверждает жительница многоэтажки у ботанического сада. Этот дом на проспекте минчане узнают благодаря вывеске «МАЗ» на крыше. Журналисты Realt.by сделали репортаж об одном из самых заметных домов Минска.

Сейчас мало кто назовет его самым привлекательным зданием на проспекте, но в свое время это был эталон архитектуры. Изначально дом хотели возвести в стиле знаменитой московской сталинки — высотка со шпилем на конце. Позже от излишеств все-таки избавились. Однако упрощение никак не повлияло на уровень жильцов, которые получили в нем квартиры. Здесь проживали знаменитые артисты, спортсмены, военные и врачи. Realt пообщался жильцами, расспросил о соседстве с известными людьми, а также узнал о незабываемой молодости и ушедшей атмосфере.

История дома с «чайкой»

История дома у ботанического сада по Независимости, 80 такая же интересная, как и у района. До войны здесь была окраина Минска, и только в 1930-е годы с появлением ботанического сада и Академии наук архитекторы начали разрабатывать план застройки, где в том числе должен был появиться и жилой дом у ботанического сада. Однако этим масштабным планам помешала война.

– Строительство возобновилось во второй половине 1940-х в рамках нового генерального плана. Здесь планировали проложить современный широкий проспект, названный в честь Сталина, затем переименованный в Ленинский, – рассказывает Антон Денисов, историк, ведущий телеграм-канала «Батискаф историка». – Ансамбль жилых домов и административных зданий на площади Калинина был поставлен во вторую очередь.

Над проектами ныне 80-го дома и всей площади работали талантливые зодчие Сергей Мусинский и Георгий Сысоев. Первоначально здание, расположенное перед входом в садово-парковый комплекс, было выдержано в стилистике сталинского ампира, или стиля триумф. Оно представляло собой высотку, увенчанную башней со шпилем, наподобие московских. Таких строений, расставляющих своеобразные визуальные акценты, в Минске было запланировано несколько.

Но этим проектам суждено было так и остаться на бумаге. В 1955 году в правительстве приняли решение об «устранении архитектурных излишеств», из-за чего архитекторам срочно пришлось многое переделать. На смену пышности фасадов пришли функциональность и минимализм.

– Кроме этого, была установка на снижение стоимости и повышение качества строительства, большую экономию трудовых затрат и значительный рост темпов возведения зданий. Необходимо было перейти к разработке новых типовых проектов жилых объектов, отвечающих индустриальному строительному производству, – подчеркивает историк. – Это сыграло роль и в судьбе дома №80.

Сысоев и Мусинский капитально переработали проект. Облик здания изменился, башня исчезла, изменились объем и этажность, а место шпиля заняла надстройка, напоминающая крылья или раскрытую книгу. В таком виде он расцвел над колоннами ботанического сада в 1962 году и стал визитной карточкой города. В народе его называли «дом с “чайкой”».

Однако внутренняя планировка квартир, подъездов, лестничных проемов и лифтов соответствовали требованиям повышенной комфортности, так как дома на проспекте предназначались для элиты того времени: чиновников, представителей технической и творческой интеллигенции, военных и спортсменов.

– На плоской крыше была открытая площадка, предназначенная для отдыха жильцов. На первом этаже дома расположился знаменитый магазин «Цветы», которые выращивались в том числе и в оранжереях ботанического сада, – уточняет Антон Денисов.

«Бездомные то прячутся за лифтом, то из подоконников делают барную стойку»

На эксклюзивной крыше уже много лет стоит вывеска «МАЗ». По-прежнему развивается цветочный магазин, которому более 50 лет, а фасад со двора привлекает внимание необычной формой окон в подъезде. Они здесь ромбовидные. К сожалению, после капитального ремонта балконы приобрели другой вид, а кирпич спрятался за штукатуркой и краской даже во дворе.

В доме три подъезда. Последний выглядит как отдельная пристройка, придающая зданию Г-образную форму. Местная жительница рассказала, что так получилось неслучайно, третий подъезд действительно строили в последнюю очередь, и «даже люди там жили попроще».

Жителей и гостей подъезд встречает цветными расписными стенами, старыми фотографиями с историческими фактами. Например, изображения дома появлялись в серии этикеток для спичечных коробков в 60-х под названием «Картины Минска».

Не оставили без внимания и известных людей, которые в свое время были кумирами и жили в соседних квартирах и подъездах. Речь о футболистах «самого интересного состава» минского «Динамо», заслуженном и народном артисте БССР певце Зиновии Бабие, Герое Советского Союза летчике Андрее Кулагине и других.

Ольга живет в этом доме уже пять лет. Девушка мечтала перебраться в центр долгое время. Здесь и удобства в шаговой доступности, рядом собственный бизнес процветает, да и виды шикарные. Но жизнь на проспекте оказалось не такой прекрасной.

– У меня «однушка», а в таких квартирах балкон не предусмотрен, поэтому в летнее время ничто не препятствует шуму от разгоняющихся байкеров. К тому же здания на проспекте признаны исторической ценностью, и вешать кондиционеры запрещено, – рассказывает девушка. – Я знаю, что в доме проживали знаменитости, но сейчас в подъезде чаще встречаю бездомных, которые то прячутся за лифтом, то из подоконников делают барную стойку.

Ольга говорит, что много квартир сдается посуточно, а временные жильцы не следят за чистотой. Девушке не раз приходилось звонить в ЖЭС, чтобы в подъезде навели порядок. Ругаться приходится и из-за парковочных мест. По словам героини, посетители ботанического сада игнорируют платную парковку и занимают места во дворе.

Просторам холла первых двух подъездов можно позавидовать. Здесь находятся два крыла с отдельными лестницами и лифтами. Мусоропровод спрятан за дверью между этажами. Где-то висят замки, а некоторые помещения завалены мусором.

Редко попадаются старые входные двери, будто из советских фильмов. В надежде, что за ними скрываются те, кто может поведать историю дома, мы не стесняемся звонить в каждую такую квартиру. В ответ лишь тишина. На пятом этаже нам все-таки повезло.

«В дом сразу заехали великие люди»

Валентине было два года, когда она вместе с родителями и братом переехала сюда. Тогда на девочку произвело большое впечатление то, что в квартирах были установлены телефоны, что в то время было в диковинку.

– В квартире был сделан ремонт на века. На полу лежал шикарный паркет. В ванной, туалете и на кухне стены были обложены кафелем, – рассказывает женщина. – Первое воспоминание из детства связано с Валентиной Терешковой. Будучи маленькой, развлекалась, набирая случайные цифры. Когда на том проводе спрашивали мое имя, представлялась Терешковой.

Сейчас женщина ухаживает за 85-летней мамой. Папа Валентины в свое время работал в ЦК, а до этого – в КГБ. Он умер 8 лет назад, и семья до сих пор не может пережить потерю. Дочка восхищается родителями. В свое время они оба в жизни столкнулись со страшными обстоятельствами. Мама Валентины, Жанна, во время войны осталась сиротой. На глазах трехлетней девочки расстреляли родителей-партизан. Ее подобрали на улице и вырастили чужие люди. У отца война отобрала всех братьев.

Валентина описывает маму как девушку невероятной красоты. За ней ухаживали десятки кавалеров; неудивительно, что она с первого взгляда очаровала Кима, будущего супруга.

– Они были знакомы два дня на тот момент, когда папа позвал маму замуж. Сразу пошел знакомиться к бабушке, сообщив, что через два дня они расписываются и уезжают. Мама шутила, что была ошарашена таким напором. Знаете, он очень ее любил, сменил работу ради семьи. Они отметили 50 лет совместной жизни, а после у него случился один инфаркт за другим. После 7-го спасти его не удалось. На сороковой день по папе у мамы случился разрыв сердца – она не могла без него жить. Мне тогда сказали, что больше 4 дней она не проживет, но мне удалось ее вытащить.

Валентина вспоминает, что подруги приходили в гости, чтобы пообщаться с ее отцом. Ким Титович был начитанным, умнейшим человеком. Когда он уже не мог передвигаться, на домашний телефон поступали звонки из библиотеки. Там были опечалены, что их постоянный гость не приходит, интересовались его здоровьем, говорит Валентина.

– В дом сразу заехали великие и большие люди. В нашем подъезде жили игроки «Динамо»: Денисенко, Адамов, Мустыгин. Была квартира и трехкратного олимпийского чемпиона и семикратного чемпиона мира по борьбе Александра Медведя. Нашим соседом был первый директор спортивного комплекса «Раубичи» Василий Грищенко, – вспоминает Валентина. – Во втором подъезде жил артист мировой величины – Зиновий Бабий. Он один в Беларуси пел неаполитанские песни. В третьем подъезде была квартира личного доктора Машерова, а на шестом этаже первого подъезда – личного водителя Петра Мироновича. Жили и другие представители ЦК КПБ.

«Александр Медведь, мой папа и Василий Грищенко выходили на балкон, где пели арии»

Женщина вспоминает свое детство и говорит, что оно было куда лучше, чем у нынешней молодежи.

– Мы жили без гаджетов, поэтому спешили на встречу друг к другу. Детей здесь было много: у Саши Медведя дочка – моя ровесница, сын чуть младше, у бывшего директора «Раубичей» тоже двое детей, у Денисенко – сын.

Помню, если кто-то где-то участвует, выступает, все шли к нему, поддерживали. Мы учились в школе №103, которая располагалась за Дворцом водного спорта. Если я не ошибаюсь, на то время единственная в Минске, где преподавали английский с первого класса. Я окончила там 10 классов, прежде чем ее закрыли из-за того, что в районе было мало детей. Мы до сих пор с ребятами дружим.

Летом дети и подростки развлекались на стадионе, зимой – на катке. А вот танцы в парке Челюскинцев особой популярностью не пользовались. Валентина говорит, что туда приезжали ребята из Заводского района.

Сейчас выход на крышу находится под замком. Пройти может лишь художник, у которого там оборудована мастерская.

– В свое время наши родители разрешали нам, молодым, на крыше загорать, — делится женщина. – 1 и 9 мая все расходились по квартирам. Мы, дети, шли к соседям, а в нашей квартире всегда собирались взрослые. Завораживающая картина открывалась посетителям ботанического сада. Александр Медведь, мой папа и Василий Грищенко выходили на балкон, где пели арии. Пели красиво. От их голосов дрожали люстры. Люди на улице аплодировали. Зиновий Бабий, когда распевался, открывал окна со двора. Прохожие, которые шли в бассейн, забывали, куда шли, потому что не могли оторваться.

Соседи были настолько дружные, что могли подарить дорогую собаку. Так и случилось в семье Валентины. Однажды ее и брата повел в цирк вместе со своей дочкой сосед-генерал. Он обещал, что, если дети будут себя хорошо вести, проведет их за кулисы. Там они увидели щенков болонки. Работники цирка отбирали питомцев и одного приговорили к смерти.

– Его хотели утопить, и я начала плакать и просить дядю Борю купить собачку. В цирке сказали, что придется за нее заплатить 60 рублей – на то время это была зарплата. На следующий день сосед купил этого щенка. Это была умнейшая собака. Гуляла на улице, но в туалет ходила дома, – смеется Валентина.

Поменялись со временем не только люди, но и инфраструктура.

– Раньше на месте суши-ресторана была кулинария, дальше располагался магазин «Силуэт», где продавали пальто, но по блату можно было достать что хочешь, – вспоминает женщина. – Там, где сейчас пиццерия, находились кафетерий и булочная. За ними – обувной магазин с итальянской обувью.

Из тех магазинов остались лишь «Природа» и наш цветочный. В городе на тот момент было всего девять цветочных магазинов. Мама даже какое-то время работала в нашем. Там было так красиво, что не передать. Настоящий музей цветов. Посреди магазина стоял огромный бассейн, в котором плавали красно-золотые рыбки. Но, помню, просили у мамы деньги, чтобы пойти и покормить рыбок в «Природе».

– Осталось очень мало тех, кто въехал сюда в то же время, что и мы. В основном квартиры продают, а их покупают москвичи. Они ждут, когда местные будут выставлять свою недвижимость. Квартиру на шестом этаже россиянин ждал три года, – утверждает Валентина.

Такой интерес женщина объясняет тем, что с далекого расстояния кажется, будто дом перекрывает проспект. Одно время только он был виден при въезде в город.

– Раньше микрорайон Уручье не был так расстроен, поэтому наш дом – первое, что они видели, когда въезжали с московского шоссе.

 

Фото: Realt.by.