Один день с сотрудником Ботанического сада

Один день с сотрудником Ботанического сада
Мы провели один день с кандидатом биологических наук, доцентом, заведующим лабораторией интродукции древесных растений Центрального ботанического сада Игорем Михайловичем Гарановичем. Выяснили, чем же занимаются научные работники.

Мы провели один день с кандидатом биологических наук, доцентом, заведующим лабораторией интродукции древесных растений Центрального ботанического сада Игорем Михайловичем Гарановичем. Выяснили, чем же занимаются научные работники.

08.30: начало рабочего дня

Лаборатория интродукции древесных растений занимается введением в культуру иноземных растений. То есть растения привозят в Беларусь, высаживают у нас, исследуют, испытывают, насколько они устойчивы в наших условиях, и потом стараются размножить, сделать новые виды привычными для беларусов. Рабочий день Игоря Михайловича начинается в 08.30.

– Но я люблю прийти и к восьми, и к половине восьмого, утром, когда еще тишина в институте и можно, например, поработать над статьей. Люблю задержаться, особенно зимой, посидеть в кабинете в тишине. Не просто посидеть, а сделать какую-то кабинетную работу. Подумать над программой, ответить на письма, подготовить отчетные материалы. И в выходные с удовольствием прихожу. Могу экскурсию провести в выходной день.

– Наша флора относительно небогата в сравнении с тропиками, субтропиками, даже с дальневосточной флорой. У нас умеренный климат, среднерусская равнина. Поэтому во многих сферах деятельности мы не можем обойтись без интродуцентов. Было бы скучно, если бы нас окружали только ели, сосны. Леса у нас много, но нам хочется чего-то экзотического.

Сегодня рабочий день Игоря Михайловича начинается с проверки коллекции сирени. Нужно посмотреть на состояние кустов, отправить работников постричь газоны, убедиться, что все этикетки с названиями сортов на своих местах.

– Мы привыкли уже, считаем, что всюду в Беларуси есть сирень. А ведь это растение не наше, это средиземноморская флора. Ботанический сад давно занимается культурой сирени, и мы сейчас продолжаем, потому что высший этап интродукции (когда уже привлекли, изучили, показали, что красиво) – это этап селекции. Улучшить, получить что-то новое. У нас есть собственные сорта беларусской селекции: Константин Заслонов, Вера Хоружая, защитникам Бреста и другие. И мировая селекция представлена, конечно. Всего около 200 сортов сирени обыкновенной.

– Сотрудники Ботанического сада – это и обычные рабочие, и многочисленные специалисты с высшим образованием, кандидаты и доктора наук. Но на рабочем месте отличить их друг от друга получается не всегда: любой может при необходимости взять лопату, пилу, газонокосилку и пойти «в поля».

С сиренью все в порядке, поэтому Игорь Михайлович отправляется дальше – смотреть состояние яблоневой аллеи. Деревья стареют, всем аллеям уже больше 80 лет, поэтому их потихоньку реконструируют, высаживают молодую смену. Нужно проследить, чтобы молодые растения были политы и подвязаны. Кстати, иноземные деревья в наших условиях живут меньше, чем у себя на родине. Дерево, которое росло бы 300 лет, у нас состарится за 70.

По дороге встречаем белку, но Игорь Михайлович встрече не рад. Для Ботсада белки – обычные паразиты, они объедают плоды и семена, которые нужны ученым. Новые растения в сад либо привозят из экспедиций или других ботанических садов, либо выращивают из семян. Каждое ботаническое учреждение в любой точке мира собирает семена всех растений, составляет список, и потом из этого каталога можно выбирать и заказывать семена. Что-то собранное в Минске могут посадить у нас же, что-то отправят коллегам за рубеж.

Игорь Михайлович по ходу решает хозяйственные вопросы: кто-то развернул скамейки – нужно вернуть их на место. Откуда-то доносится шум пилы – нужно позвонить, уточнить, кто и что распиливает.

– Любая работа в Ботсаду не может быть самовольной. Если мы убираем дерево, то только потому, что оно заболело или его вывернуло бурей, сломала стихия. И то мы должны его сфотографировать, пригласить специалиста Комитета природных ресурсов, комиссией решить это. Если аллею обновляем, то не нарушая общей планировки и так далее.

Утром посетителей в Ботаническом саду немного, основной наплыв после обеда и вечером. Именно из-за огромного количества людей дорожки замостили плиткой: их до последнего стремились оставить естественно-утоптанными, но над прогуливающимися поднимались облака пыли. Признают сотрудники и то, что непросто поддерживать территорию в аккуратном состоянии. На 100 гектарах Ботанического приходится собирать не только упавшие веточки, но и мусор. Минчане любят поговорить об экологии, но пустую бутылку нет-нет да и бросят в кусты.

12.00–14.00: питомник

Около 12.00 Игорь Михайлович отправляется в питомник Ботсада. Туда легче ехать, чем идти: все-таки территория сада огромна, пешком не нагуляешься. Поэтому Игорь Михайлович ездит на велосипеде.

Питомник – это бизнес Ботанического сада. Игорь Михайлович следит, чтобы растения здесь были вовремя зачеренкованы, посажены, пересажены.

– Любой человек может что-то здесь купить. Но для нас важна внедренческая работа, поэтому мы охотно продаем лесхозам, малым городам, чтобы крупными партиями продать, ассортимент подобрать и тем самым повлиять на политику зеленого строительства в Беларуси. И мы гордимся, что нашими растениями озеленены целые города: например, Клецк, Шарковщина, Дзержинск, Щучин, в значительной степени Несвиж...

– Я чувствую, что после наплыва посетителей растения устают. У нас же многие любят сфотографироваться, но не просто стать на фоне, а залезть в куст, и ребенка посадят на верхушку. Хочется более бережного отношения к коллекциям.

Вот, например, елочка, которую посетители очень любят гладить. С той стороны, где к дереву чаще всего прикасаются, ветки растут медленнее.

Раз уж мы проводим день со специалистом по деревьям, не можем не поинтересоваться, что же происходит с каштанами на центральных улицах Минска.

– Когда растение высажено в узкой полосочке газона, зажато асфальтом, то, конечно же, ему не хватает много чего: и питания, и влаги. Во-вторых, это сама атмосфера, воздух, выбросы транспорта. Сорбенты вносят, чтобы субстрат улучшить, поливают так: буром делают проколы в почве, чтобы вода попадала глубже, от болезней проводится обработка и т.д. Но в самых напряженных условиях это все равно полумеры, расти там деревьям просто невозможно. У нас ведь привокзальная площадь когда-то была вся в липах, а теперь там липам просто места не осталось. Но я не считаю, что нужно драматизировать это. Есть город, и есть природа. Мы рабы цивилизации: мы дышим не самым чистым воздухом, но хотим пользоваться горячей водой. Выход – чаще менять растения. На Западе такое красивое озеленение, потому что деревья растут в контейнерах и их своевременно меняют. Конечно, мы работаем над подбором более устойчивых растений. Но абсолютно устойчивых – их просто не бывает.

14.00–17.30: кабинетная работа

Во второй половине дня Игорь Михайлович работает в кабинете, пишет две научные статьи. Одна, например, для конференции в БГУ, посвященной вопросам ботаники, о коллекции боярышника. Еще идет работа над каталогом ботанических садов и крупных дендрариев Беларуси. К осени надеются издать справочник, по которому можно будет проверить, есть ли какое-то растение в беларусских научных коллекциях.

– Это результаты работы, научные данные, материалы, полученные раньше. Они уже обобщены, и можно сделать определенные выводы. Это, можно сказать, работа второго уровня. Компьютер нам важен, но ведь в компьютер нужно ввести материал откуда-то, надо его сначала получить, подойти к цветку, замерить его, посмотреть и так далее.

Зимой, между прочим, сотрудники Ботанического сада чистят и готовят к посеву семена, обрабатывают результаты, полученные в сезон.

А Игорь Михайлович в 17.30, в самом конце рабочего дня, готовит список дел для себя и своих сотрудников. Завтра в соответствии с этим списком он снова будет ходить и ездить по Ботсаду, решать научные и производственные вопросы. Встретите – передавайте привет от нас.

 

 Фото: CityDog.by

поделиться
Еще по этой теме:
6 причин пойти в минские парки
По газонам не ходить!
Водно-зеленая артерия Минска в опасности