«Работаем над агрессией, социализацей и взаимоотношениями с кошками». Узнали у минчан, зачем они водят питомцев к зоопсихологам
CityDog.io
03.02.2022

«Работаем над агрессией, социализацей и взаимоотношениями с кошками». Узнали у минчан, зачем они водят питомцев к зоопсихологам

«Работаем над агрессией, социализацей и взаимоотношениями с кошками». Узнали у минчан, зачем они водят п...
Спросили минчан, зачем они водят своих животных к зоопсихологам и насколько это помогло решить ситуацию. А еще узнали у самой специалистки, чем ее работа отличается от обычной дрессировки и как отличить адекватного зоопсихолога от сомнительного.

Спросили минчан, зачем они водят своих животных к зоопсихологам и насколько это помогло решить ситуацию. А еще узнали у самой специалистки, чем ее работа отличается от обычной дрессировки и как отличить адекватного зоопсихолога от сомнительного.

Виктория: «У нас с псом нет сильного и четкого доверия к друг другу»

– Пес Марсель породы бигль с нами уже почти два года: мы его взяли, когда ему было 1–1,5 месяца, – рассказывает девушка. – Когда мы выбирали собаку, очень хотели, чтобы она подружилась с кошкой наших соседок и была не очень большая. На тот момент мы не сильно были знакомы с биглями, просто нам они очень понравились.

В целом собаки этой породы очень активные, а когда Марсель был маленьким, это была просто фурия. Но нам повезло: все, что он испортил в квартире, – погрыз немного пару кресел (мебель в квартире была старая), остальное же время он грыз деревяшки, которые мы ему давали. Еще он научился оставаться один дома, поэтому и здесь проблем не было.

А вот в подростковом возрасте с Марселем начался трэш: он срывался на все подряд, очень активно реагировал, его все раздражало. Тогда мне показалось, что проблема не просто в гормонах, но и в его характере. Плюс, когда он был маленький, мы и сами наделали много ошибок в его воспитании – и теперь пытаемся их исправить.

Сейчас у Марселя две главные проблемы. Во-первых, его гипервозбудимость: если происходит что-то, связанное с эмоциями, он реагирует на это очень сильно. Например, когда мы выходим из дома, Марсель очень счастлив – и вылетает, как пуля, с криком. Это, конечно, создает большой дискомфорт в жизни, хоть мы уже и привыкли.

Плюс из-за этой гипервозбудимости у нас каждая прогулка разная: никогда не знаешь, как он будет реагировать на происходящее вокруг. Сегодня Марсель может быть спокойным, а завтра его будет бесить все: люди, машины, собаки (хотя они его всегда раздражают). При этом он может бояться новых мест, каких-то изменений – и это всегда сопровождается криком и беготней. Сейчас мы учимся тормозить эту гипервозбудимость, чтобы у него получалось расслабляться, но пока ему это не удается.

Вторая проблема – наши с Марселем отношения: у нас с ним нет сильного и четкого доверия друг к другу. И здесь больше наша ошибка: он изначально был очень беспокойным и нервным, но мы усугубили ситуацию тем, что делали многое не так в его детстве. Теперь все, что касается каких-то манипуляций с телом (стричь когти, чистить уши), приходится делать через кусания, крики, вырывания. В ветеринарку тоже сходить очень сложно: у Марселя не хватает терпения все пережить.

Так что наша задача – учиться налаживать отношения, ведь иногда просто невозможно существовать вместе, бывает очень дискомфортно. Я решила спросить кинолога, с которым мы занимались послушанием, кого из зоопсихологов она может посоветовать. Нашли женщину, с которой занимались два раза: она дала нам некоторые полезные советы. Но у нее случились свои жизненные обстоятельства, поэтому пришлось прекратить работу.

Тогда мы нашли другую девушку через интернет – просто по запросу в Instagram. Уже успели позаниматься с ней дважды: мне очень нравится, что она дает советы конкретно для нашей собаки, а не просто общие рекомендации. Пока что мы на начальном этапе обучения, но, думаю, если делать все, как нам говорят, все будет отлично.

В целом работа с зоопсихологом проходит так: ты запрашиваешь помощь по какому-то конкретному вопросу (у нас – гипервозбудимость и отношения), и специалист подбирает упражнения, которые воспитывают в собаке определенные навыки. Например, шейпинг, который помогает псу быть более уверенным в себе: собака проявляет инициативу, принимает собственные решения – а ты его за это награждаешь.

Грубо говоря, это такие маленькие психологические хитрости, которые нужно очень долго прорабатывать, чтобы до собаки потихонечку дошло: «Ага, вот так я делаю – и за это получаю вкусняшку. Значит, это хорошо, буду всегда так делать».

Александра: «Бастер боялся мужчин и больших собак: издалека начинал лаять и прятаться, не подходил к ним близко»

– Нашего питомца зовут Бастер. Он породы бигль, и ему 3 года, 1,5 из которых он живет с нами (это волонтерский пес от группы помощи биглям beaglehelp). Характер у Бастера своенравный: любит отстаивать свою точку зрения, довольно любопытный, но при этом осторожный.

Помощь зоопсихолога нам понадобилась почти сразу: когда мы забирали Бастера, нам не рассказали о некоторых его особенностях. Оказалось, что у собаки есть вопросы с социализацией (боязнь мужчин и больших собак: издалека начинал лаять и прятаться, не подходил к ним близко), а также с тревогой по поводу расставания.

Изначально, даже если мы выходили в другую комнату, Бастер лаял, а при первом нашем уходе из дома он разгрыз плинтус и шнур от интернета. После этого мы и стали искать зоопсихолога: хотелось решить проблемы и лучше понимать Бастера и его потребности для комфортной жизни его и нас.

Специалиста мы нашли в Instagram. У нас было четкое понимание, кого именно мы хотим привлечь для работы с Бастером, но в Беларуси под наши критерии, на первый взгляд, не было никого. Еще мы были подписаны на специалистов из России и через мониторинг их подписчиков нашли нашего зоопсихолога. До того как написать, мы изучили страницу, почитали почти все посты и сошлись на том, что это тот, кого мы искали.

Первое занятие проходило онлайн. До него специалистка выслала нам анкету, чтобы познакомиться с Бастером, с нами и вопросами, которые мы хотим решить: так сама консультация была бы более содержательной. После этого мы наметили план работы и дальше приходили на очные занятия.

Зоопсихолог приезжала, мы занимались по тем вопросам, которые нас тревожили, и следили за прогрессом. Если что-то не получалось, мы всегда могли обратиться к специалистке: нам давали инструкции по исправлению. Мы до сих пор поддерживаем контакт и проводим консультации для фиксации успехов и исправления откатов.

Прогресс за это время произошел колоссальный: теперь Бастер может оставаться дома без лая и разрушений. Исчезла острая реакция на мужчин и уменьшилась на собак. Мы каждый раз видим изменения и те направления, которые в его поведении можно сделать еще лучше.

Юлия: «Мы столкнулись с рядом тревог по поводу воспитания и пищевой агрессией»

– Пес Коди появился в нашей семье внезапно: я нашла его у нас во дворе под машиной, он был очень напуганный и маленький. Сейчас ему уже полгода, и за это время мы обращались к зоопсихологу дважды: из-за того, что он жил на улице какое-то время, был очень пугливый и недоверчивый к людям.

Мы столкнулись с рядом вопросов и тревог по поводу воспитания. Поскольку Коди найденыш, он никогда не видел людей и не понимал, что они не причинят ему вреда (может, и встречал, но не самых доброжелательных). Отсюда у него сформировался страх людей, машин, громких звуков и всего остального.

Поэтому Коди очень боится прогулок и улицы и уже даже защищает сам себя: лает буквально на всех. А однажды он даже облаял газировку, потому что не понимал, почему она шипит. В общем, для нас это главная проблема сейчас.

Также есть проблема с пищевой агрессией. Она проявляется, когда забираешь у него что-то запретное. Так как мы кормим его сухим кормом, то человеческую еду ему нельзя, но он любит ее воровать и защищать. Как-то раз он укусил моего мужа за то, что тот хотел отобрать у него кожуру от банана.

Поскольку у нас никогда не было собаки, мы с мужем очень боялись эмоционально навредить Коди и решили обратиться к зоопсихологу. Найти его было несложно: почти сразу как мы подобрали малыша, моя коллега посоветовала конкретную специалистку.

У нее есть онлайн- и офлайн-консультации. В первый раз мы выбрали консультацию офлайн, и зоопсихолог приехала к нам в гости в назначенное время. Но конкретно для нас это было неэффективно, так как Коди очень сильно боится незнакомых людей.

Мы пообщались, специалистка рассказала очень много интересного и нового. Главным для нас на тот момент были спокойные прогулки и поднятие самооценки нашему хорошему мальчику. Все получилось, но для этого нужно было запастись терпением и силами. Сейчас же мы продолжаем работать над пищевой агрессией, социализацей и взаимоотношениями с кошками.

Чем работа с зоопсихологом отличается от дрессировки?

Мария Полонникова

зоопсихолог

– Моя основная работа – это работа с проблемным поведением, – рассказывает зоопсихолог Мария Полонникова. – А проблемное поведение просто так из ниоткуда не возникает: это отражение состояния. К примеру, собака лает на других собак. Для меня это изначально говорит ровно ни о чем, кроме того, что собака лает на других собак.

Я пробую понять, почему она лает: боится их? хочет общаться? не понимает, что делать, и орет из-за этого? Или хозяева неосознанно этот лай подкрепляют? От этого отталкиваемся и с этим работаем дальше. Никакие команды здесь не помогут – собака может замолчать по команде или идти рядом, но это не решит проблему в долгосрочной перспективе. Это как клеить пластырь на открытый перелом.

При этом дрессировка часто является частью плана коррекции: я нередко «прописываю» ее собакам и кошкам для ментальной нагрузки или для развития самоконтроля. Но это только часть работы.

С какими проблемами чаще всего обращаются минчане?

– Со страхами и агрессией – правда, агрессия как раз чаще всего исходит от страха, так что будем считать, что со страхами. Также среди клиентов много реактивных собак – то есть тех, кто чрезмерно реагирует на окружающий мир.

На самом деле картина более или менее однородная: перевозбужденные собаки, которым трудно дается жизнь в городе. Они перенасыщаются триггерами, а дальше «выстреливает» у каждого свое: кто-то лает, кто-то боится жить, кто-то кусается. Они все непростые, но здесь причины мне понятны и план действий тоже.

У кошек чаще всего встречаются «туалетные» проблемы, а еще бурная ночная жизнь. Из сложного – иногда бывает трудно понять причину. Например, недавно была кошка, которая самостоятельно не ходит в туалет (то есть сам процесс – самостоятельно и без боли, но в туалет надо отнести, иначе может сутки не ходить). У нее есть проблемы со здоровьем, поэтому пока отправила на полное ветеринарное обследование и дала план действий, но будем еще наблюдать динамику.

Бывали ли ситуации, когда невозможно было помочь животному? Почему?

– Объективно невозможно помочь животному, когда это медицинский случай. И такие кейсы чаще всего хорошо вытягиваются с помощью врача и медикаментозной поддержки.

А бывают случаи, когда я понимаю, что хозяева ничего делать не будут. Такое у меня случается редко, но я помню несколько очень непростых собак, с которыми надо было долго и кропотливо работать. И при этом я видела, что люди не до конца понимают серьезность ситуации. Увы, здесь моя зона ответственности – доступно объяснить и дать рабочие инструменты. А пользоваться ими или нет, решает уже хозяин животного.

Ну и надо понимать, что из супербоязливой собаки нельзя сделать суперсмелую – хотя можно значительно улучшить ситуацию, а с ней и качество жизни и животного, и человека.

Можно ли отличить адекватного зоопсихолога от сомнительного?

– Можно. Но иногда это сложно, как и с любым другим специалистом, наверное.

Начнем с маркетинга и рекламы. В первую очередь ориентируйтесь на то, что специалист транслирует в соцсетях. А уже в работе с ним обратите внимание на такие моменты:

  • Все обещания «воспитать и исправить животное за три дня» – мимо. Так не бывает. «Заберем вашу собачку, починим и вернем» – тоже мимо. Это не сломанная машина, вам с этой собакой или кошкой еще жить.
  • Если вам с порога заявляют, что в этом возрасте уже ничего не сделать. Поздно – это когда собака остыла, а не когда ей исполнилось три года.
  • Туда же заявления «да это же стафф (доберман/бигль/хаски/другое), с ними иначе нельзя!». Хороший специалист отталкивается от индивидуальных особенностей животного, учитывая породные. Но индивидуальные всегда на первом месте. Представьте, вы пришли к психотерапевту, а он такой «Так понятно все, вы же Лев, все Львы такие».
  • Вам предлагают надеть на собаку строгий ошейник, удавочку или электроошейник. Если специалист утверждает, что без этого никак иначе не справиться, он просто не знает, как по-другому можно решить проблему.
  • Странные объяснения причин поведения: «Да он вредничает, мстит, доминирует». В целом такое объяснение поведения сродни тому, как вам на парной терапии психолог скажет: ваш муж просто мудак, чего вы хотели-то. Посмотрите, сколько я навскидку (и еще довольно поверхностно) причин лая накидала, а тут все проблемы объясняют тем, что просто доминирует или мстит. Очень удобно.
  • Ну и в целом включайте критическое мышление, спрашивайте, если не понимаете. На консультации вам не должны отвечать «потому что». Ответ может быть коротким, но логичным. А логики в том, что кошка писает на кровать, потому что мстит, а собака съела ваш паспорт, чтобы показать, что она главная, – нет.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: из личного архива героев, unsplash.com.