CityDog.io
22.07.2022

«Выехать в Минск в театр было невозможно». Как живется в бывшем закрытом военном городке в Уручье

«Выехать в Минск в театр было невозможно». Как живется в бывшем закрытом военном городке в Уручье
Когда-то бывший военный городок Уручье был закрыт для гражданских лиц. Потеря пропуска для школьника означала прогул уроков, а для местных даже ночевку на КПП. Несмотря на значительную удаленность от города, молодежь городка по развлечениям не скучала. Там регулярно устраивали танцы и показывали фильмы.

Когда-то бывший военный городок Уручье был закрыт для гражданских лиц. Потеря пропуска для школьника означала прогул уроков, а для местных даже ночевку на КПП. Несмотря на значительную удаленность от города, молодежь городка по развлечениям не скучала. Там регулярно устраивали танцы и показывали фильмы.

Realt.by прогулялся по одному из самых зеленых микрорайонов, поговорил с жителями, которые долгое время жили за забором, и узнал у новоселов, почему они сюда переехали.

«Город видел, когда в отпуск уходил»

Великий Лес, или микрорайон Восточный, был образован в 2006 году, когда военный городок было принято расформировать и разделить на 7 частей. Сейчас с высотой сосен могут конкурировать лишь новостройки. Сталинки и хрущевки утонули в зелени района, которая тщательно скрывает их красоту от местных обывателей.

Военный городок появился в 1920-х годах и был связан со 120-й гвардейской стрелковой дивизией, солдаты которой принимали участие в освобождении Беларуси и Польши от немецко-фашистских захватчиков. Некоторые улицы названы в честь тех, кто сражался в то время за свободу. Например, Пономарев и Беляев. Сейчас от дивизии осталась только бригада, и на территории микрорайона существует полк внутренних войск МВД.

В большинстве своем все жилые дома спрятаны от шумного проспекта за лесопарком, спортивными комплексами и автосалонами. Исключение – ЖК «Ясный бор», который ближе всего располагается к метро «Уручча». Малоэтажные кирпичные дома — одни из самых элитных и дорогих построек на территории бывшего военного городка.

На горочке Великого Леса-7 по улице Героев 120-й дивизии стоят две старые девятиэтажки, за которыми выросли мапидовские высотки.

Валентина переехала в новостройку 6 лет назад. Решили вместе с мужем быть поближе к сыну, который живет в Копище.

– По сравнению с Юго-Западом, Великий Лес – это небо и земля в хорошем смысле. Все вокруг в зелени, чистый воздух и вода нормальная.

Единственное, чем проигрывает микрорайон бывшему месту жительства, это нехваткой продуктовых магазинов. Для молодежи, возможно, это не проблема, а у людей постарше это вызывает трудности.

Здесь поистине деревенская картина: ветки яблони переплетаются с елками, повсюду летают птицы, которым местные установили кормушки из чего только можно.

Во дворе много простора. Дети играют на площадках, ниже располагаются клумбы с цветами, высажены молодые деревья.

Замечаем мужчину, который сидит в одиночестве за столом. Исходя из того, что около 90% населения городка до 1998 года составляли военные, очень надеемся, что он входил в их число. Не прогадали.

Леонид живет здесь с 1973 года. На пенсии мужчина уже 28 лет. Он согласился поделиться воспоминаниями о прошлой жизни городка.

Прямо перед его домом находился пункт пропуска, через который даже мышь бы не прошмыгнула. Жизнь за забором была не такой сладкой. Говорит, что сейчас стало намного лучше, только машин прибавилось. А вообще по тем временам не скучает.

– Выходных не было. Постоянно проходили учения, собирались лагеря. Выехать в Минск в театр было невозможно, так как могли вызвать по тревоге, и за 20 минут нужно было прибыть на место. Город видел, когда в отпуск уходил, – делится герой. – Сейчас жалко, что нашей молодежи некуда деваться. Раньше и танцы были, и фильмы показывали. Здесь они могли гулять до 4 утра, а из города возвращались с последним автобусом, ближе к часу.

По словам мужчины, в городке в то время было все, что нужно для жизни. Правда, в магазинах также приходилось доставать что-то из-под прилавка. Конфеты или хорошую колбасу покупали только по блату. Да и жили раньше от получки до получки, порой даже занимать приходилось.

Леонид вспоминает, что, когда только приехал, застал еще землянки. Жилья крайне не хватало, интенсивная стройка началась позже. Он сам успел сменить пять локаций в городке. Жил и в общежитии, и в гостинице, и квартиру снимал.

– Что изменилось в худшую сторону, так это жилье. Раньше его выдавали, а сейчас нужно покупать. Как правило, молодые лейтенанты мало получают, а если уже и семья есть, то на зарплату и так проблематично выжить, так еще и за квартиру платить. Нам хоть и ждать приходилось, но квартиры давали, а сейчас все это стоит больших денег.

Много у кого интересуюсь и вижу, что дети свои семьи создают и все равно живут с родителями. У самого такая же ситуация: дочка с мужем и двумя детьми, сын с женой и дочкой и я – все в трехкомнатной помещаемся. А внукам тогда куда? Моему старшему уже 25 лет. Где он только не пытался работать, но зарплаты ему не хватит, чтобы построить квартиру. Как быть молодежи?

Было время, когда Леонид думал сменить район. Он преподавал на военной кафедре БГУ, и тогда у преподавателей была возможность получить жилье.

– Прослужить за забором почти 30 лет и провести пенсию за ним же мне не хотелось. Но в итоге квартиры от университета закончились, и здесь в 1998 году сняли забор. Раз так, то чего дергаться? Тут зелени больше. Как говорил Горбачев, когда к нам приезжал: «Вы живете в 21-м веке». Вот такой сделал комплимент нам: понравилось ему, что деревьев много.

Леонид живет в одной из девятиэтажек, мимо которых мы проходили. Их строили для московских генералов, которые должны были приехать на учения «Запад – 81» (цифра соответствует году проведения учений).

– За три месяца их возвел дисбат под присмотром охраны и за колючей проволокой. Генералы прожили в них около полугода, а после уехали. Освободившееся жилье начали раздавать военным. Так я получил трехкомнатную квартиру. На тот момент там была газовая плита, висела люстра, даже холодильник, кажется, был.

Что касается самих домов, то они сделаны некачественно. Много было огрехов, которые приходилось исправлять. Потолок выравнивать, например. Но какие в дисбате специалисты? Да и жилье наконец получил – спасибо и на этом.

Мужчина рассказывает, что, помимо военных, квартиры здесь получали и спортсмены СКА, но ни с кем из них герой знаком не был. Сейчас, по мнению Леонида, в городке военных большинство – около 75%.

Местный житель говорит, что порядок в микрорайоне стараются поддерживать всегда, в том числе и потому, что сюда иногда приезжает Александр Лукашенко.

– Лифты и счетчики меняют по всему городу, но у нас – одними из первых. Не забывают, – подшучивает Леонид. – Это сейчас коммунальными вопросами занимаются работники ЖЭС, а в те времена всё на себя брали солдаты: и дороги мели, и лед зимой долбили каждое утро.

«Дети военных самые лучшие, а мы, деревенские, никто»

Вдоль старых четырехэтажек, также построенных для офицеров, расстилаются цветники. Кажется, таких видов растений даже в ботаническом саду нет. Мало где теперь увидишь и завешенные бельем веревки на улице.

Нина мечтательно смотрит на высотки, сидя на лавочке у своего 9-го дома на Пономарева. Женщина живет в микрорайоне 20 лет, но закрытый городок застала, когда была еще школьницей. Сюда из Озерища местные дети ходили по пропускам в школу.

– В классе было 30 человек, и больше половины – дети военных. К ним было особое отношение со стороны учителей. Они считали, что эти дети самые лучшие, а мы, деревенские, никто. Каково же было мое удивление, когда эти дети военных моего поколения стали алкоголиками, – отмечает женщина.

По этим же пропускам дети ходили в кино, на танцы и друг к другу в гости. Часто шли за ягодами и грибами в лес, который был напротив дома. Сейчас там пустырь. Тогда зеленый массив называли «грачевник».

Вся жизнь Нины сейчас сконцентрирована между квартирой и домом в поселке Озерище, который служит ей дачей. Будучи маленькой, она мечтала жить именно в военном городке в определенном доме. Она часто смотрела на него и загадывала: «Вот бы жить в нем». И желание исполнилось. Нина вышла замуж за военного, который там и проживал.

– Я влюбилась в фасад. Из кирпичей были выложены узоры, деревянные перекладины на крыше тоже разрисованы. Вон, посмотрите, только они и остались.

Стоя под крышей, можно рассмотреть узоры, схожие с вышиванкой. Здешнему искусству удивляется и проходящая мимо молодая мама. Говорит, что такого еще нигде не видела.

О своей юности Нина вспоминает с улыбкой и где-то даже со смехом. Особенно когда говорит про солдат, которым приходилось красить траву в зеленый цвет, когда в городок приезжало руководство.

– Порядок быстро наводили. Когда должен был приехать сюда Машеров, старую избушку в Озерищах снесли, а владельцам быстро дали квартиру.

Лукашенко воочию Нина увидела, когда тот приехал на открытие бассейна. Президент тогда пошел не по запланированному пути, где все вычистили, а через бани.

– Там были горы мочалок и веников. Тогда быстро собрали всех дворников, вывезли три машины мусора. Не сравнить, какой порядок был и что происходит сейчас. Нынче работников в ЖЭС не хватает, поэтому мусор на глаза часто попадается, трава растет там, где ей не место. Косметический ремонт делают, но плитку в подъездах меняли и крылечки обновляли сами жильцы.

По словам Нины, контингент старожилов в таких домах все-таки преобладает, поэтому по улицам по-прежнему не страшно ходить ни днем, ни ночью.

«13 лет делили квартиру с другой семьей»

Со стороны проезжей части открывается прекрасный вид. Сталинки по бокам и высочайшие деревья с искривленными стволами напоминают райончик Сан-Франциско из голливудских фильмов. Простите за утрирование. Сама улица Пономарева упирается в школу №84, где сохранился еще старый корпус.

Арки из лепнины, напоминающие верхнюю часть звезды, украшают окна еще одной четырехэтажной сталинки. Крыша также не оставляет без внимания прохожих. Рисунок где-то уже совсем исчез, но искать его – отдельное удовольствие. Позже мы так осматривали каждый дом, чтобы не упустить лакомый кусочек советской архитектуры, но их таких в районе только два дома.

Видим женщину, которая снимает белье у самого дома. Как оказалось, окна ее квартиры располагаются напротив – очень удобно. Татьяна живет в микрорайоне ровно 40 лет. Сама она из маленького села в Витебской области, а сюда переехала к мужу.

– Однажды я забыла пропуск, и солдат меня не пускал на территорию. Пришлось чуть ли не ночевать. Он тогда сопровождал меня домой, чтобы убедиться, действительно ли я тут живу.

Женщина говорит, что квартира в их распоряжение перешла лишь в 1995 году. 13 лет они делили ее с другими семьями. Две комнаты были их, а в третьей одно время жил майор, а потом прапорщик.

По словам Татьяны, когда образовался военный городок, их улица была основной, а сталинки возвели самыми первыми в 1952 и 1953 году. Дата постройки скрывается за оштукатуренным фасадом.

Женщина еще успела застать старые разрушенные дома от былой деревни. Татьяна дома не сидела, как стереотипно думают многие про жен военных. Работающих женщин было довольно много, автобус в город и из него был заполнен одними лицами.

– Кругом был лес, а на месте района Уручье – пшеничные поля. Мне никогда страшно не было, – вспоминает Татьяна, которая 30 лет проработала на полиграфкомбинате на площади Якуба Коласа.

Менять свой городок на новостройки не готовы ни дочери Татьяны, ни 18-летний внук.

За 40 лет внешний вид нынешнего микрорайона очень изменился, другими стали и отношения между людьми. Женщина с ностальгией вспоминает многочисленные застолья на улице на Новый год и 9 Мая.

На соседней улице находится мини-рынок и магазин «Санта». На этом месте каждый Новый год, по словам местных, жители собирались, чтобы посмотреть на салют.

Ощущения от микрорайона разные. Вроде бы обыкновенный «спальник», который со всех сторон пытаются разбавить новостройками, но даже они подстраиваются под имеющуюся атмосферу, чем создают что-то новое.

Жемчужинами Великого Леса-1 определенно можно назвать и пятиэтажки, до которых не дошел капитальный ремонт. Их фасады переливаются белой мозаикой.

– Таких домов осталось несколько штук. Сама я живу в девятиэтажке напротив, – делится Наталья. – Сейчас район скорее спальный, магазинов особо нет, а 40 лет назад хватало всего, но и размеры жилого фонда городка были меньше. Работала и своя кулинария, пара кафешек, кинотеатр, танцплощадка – все позакрывали, поэтому теперь только сидим на лавочках.

Несмотря на то, что район прекрасный, думаем все-таки переезжать, так как дом уже старый. Хотя сын построился в Великом Лесу, но в блочном доме, слышимость с нашим кирпичным не сравнится, конечно.

Колорит дворика подчеркивает не только мозаика, но и огород, который смешался с цветами. У кого-то под окнами растут помидоры и кабачки.

Выходим к сердцу микрорайона. Сориентироваться в центре помогают памятники солдатам и тот самый Дом офицеров, окна которого посерели от пыли. За ним располагается Великий Лес-2 с более современными домами. Такого обилия зелени здесь уже нет. Ярких красок в общую картину добавляют клумбы. Честное слово, если бы здесь проводили конкурс на самые красивые цветочные композиции у подъездов, то все первые места достались бы жителям микрорайона.

Великий Лес-3 – один из самых молодых, если рассматривать постройки. Здесь располагаются высотки, которые в разные годы возводил «Трайпл». ЖК «Ліпень» состоит из 6 домов, плотно прилегающих друг к другу. В одном из них живет Ольга. Квартиру они с мужем покупали еще на этапе строительства. Этот район был выбран неслучайно.

– Впечатлило такое количество зелени. Второй момент – артезианские источники. Так как ребенок аллергик, нам нужна была чистая вода. Здесь, в отличие от многих районов, нет проблем с садами и школами, что мне, маме двоих детей, упрощало задачу.

Ольга вспоминает, что через неделю после заключения договора о покупке квартиры арестовали Юрия Чижа, генерального директора ООО «Трайпл» и заказчика строительства ЖК. Тогда стройку ненадолго заморозили, но после довели работы до конца и выдали владельцам ключи.

– Мы очень довольны своей квартирой. Планировки были стандартные, но мы брали первый этаж, так как переделывали всё под себя – выводили из двушки в евротрешку. Нам без проблем согласовали все перепланировки.

Ольга отмечает, что зелени хватает и в местном парке, о котором не все еще знают. Там установлены мангалы, поэтому можно хорошо отдохнуть всей семьей и пожарить шашлыки. Скандалы если и появляются, то только на детских площадках. Их еще на этапе строительства планировали огородить и сделать только для местных жителей. По словам героини, сюда с детьми приезжают даже из Уручья, поэтому бывает очень шумно. Но все это мелочи, в остальном девушку все устраивает.

Чуть дальше от ЖК «Ліпень» в 2019 году появился ЖК «Мармелад» — три дома в малиново-оранжевых оттенках. Заказчиком выступил все тот же «Трайпл». Пока единственным проектом, который так и не удалось реализовать с 2014 года на территории микрорайона, является гипермаркет ProStore.

Очевидно, что район только будет развиваться. Власти отмечали, что новые высотки, возможно, появятся в Великом Лесу-7. Наверняка в будущем жилые дома заполонят территорию военной бригады. И все же хочется, чтобы название микрорайона олицетворяло здешние ландшафты, а не его историю. Ведь именно так случилось с Великим Лесом-3, где от великого леса практически ничего не осталось.

 

Фото: Realt.by.

#Минск
поделиться