Наш эксперимент: как мы искали еду на мусорках вместе с фриганом

Наш эксперимент: как мы искали еду на мусорках вместе с фриганом
Фриганы – мировое движение людей, которые ищут еду на мусорках, чтобы остановить сверхпотребление. Мы попробовали пофриганить в Минске.

Фриганы – мировое движение людей, которые ищут еду на мусорках, чтобы остановить сверхпотребление. Мы попробовали пофриганить в Минске.

Мы встречаемся с Виталиком, нашим героем, около «Гиппо» на улице Жуковского и, прежде чем начать исследовать мусорки за магазином, просим его рассказать о фриганах.

– Само понятие «фриганизм» происходит от двух английских слов: free – «свободный», «бесплатный», и veganism, vegan – «человек, придерживающийся строгой вегетарианской диеты». Движение зародилось где-то в 70-х годах в Сан-Франциско, когда анархическая группа «Food not bombs» во избежание связи с капитализмом и потреблением собирала переизбытки производства на мусорках возле больших супермаркетов и из этих продуктов готовила еду, которую потом раздавалa нуждающимся. Постепенно движение развилось, приобрело вес и последователей – в основном, конечно, в Америке и Западной Европе, то есть тех странах, где перепроизводство сейчас просто огромное.

Пока Виталик рассказывает, мы заходим за магазин и оказываемся возле мусорных контейнеров. Парень надевает перчатки и открывает первый мусорный бак – мы обследуем их все, но никаких пищевых отходов там не находим. За забором на территории магазина стоят еще мусорки, и я предлагаю пойти туда, но Виталик меня останавливает: «Cмотри, там же камеры». Я поднимаю голову и действительно вижу камеру наблюдения.

– У меня на такие вещи глаз наметан, – смеется Виталик.

Наша компания вместе со снимающим процесс фотографом, по-видимому, выглядит очень странно. Проходящие люди оборачиваются и довольно откровенно нас рассматривают, но сделать замечание или начать говорить явно не решаются. Когда мы отходим от мусорок, где так ничего и не было найдено, натыкаемся на пожилого мужчину, который просто стоит и смотрит на нас.

– Здравствуйте, – как ни в чем не бывало кивает ему Виталик. – Ну он же смотрит явно на нас – почему бы и не поздороваться? – улыбается он в ответ на мой вопросительный взгляд.

Пока мы едем к следующему магазину, расспрашиваю Виталика о том, как он стал практиковать фриганизм.

– Я пришел к фриганизму лет 5 назад, когда ездил в Штаты по Work and Travel. Тогда был пресловутый экономический кризис, и я очень долго не мог найти работу. Где-то на 3-й день я понял, что тратить деньги на еду нет никакого резона, собрал банду таких же отщепенцев, и мы пошли лазать по задворкам Лос-Анджелеса. Буквально за неделю мы обставили квартиру, которую снимали, полностью – там на мусорках вообще можно найти все что угодно: от матраса до холодильника. Про еду и разговор не идет – с мусорок можно полноценно питаться. По выходным мы собирали еду на задних дворах, потому что все, что не съели и не выпили на субботних вечеринках, в воскресенье утром оказывается на помойке. Ну а в будни ходили по супермаркетам, в которых мусорки не были закрыты. Все-таки Штаты – страна, где вторжение в частную собственность – серьезное нарушение закона, и если мусорка закрыта или обнесена забором, то туда лучше не лезть, но я все-таки под покровом темноты иногда и туда лазил. В любом случае где-то полтора месяца я питался именно таким способом, а потом устроился работать в ресторан и тоже в еде уже не нуждался.

Тем временем мы подъезжаем к большому гипермаркету ProStore и обходим его в поисках мусорок. Там нам опять не везет – никаких мусорных контейнеров за гипермаркетом не оказывается: вероятно, все они за забором на территории магазина.

Пока мы едем искать следующий магазин, расспрашиваю Виталика, каковы вообще шансы найти еду таким способом в Минске:

– Фриганизм я практиковал не только в Штатах, но и в Испании, Дании, Нидерландах и Германии – там можно смело идти к любому супермаркету после закрытия и всегда найдется что-то, что они выкинули, потому что продукт просто потерял товарный вид, – объясняет парень. В Минске, конечно с этим сложнее – у нас в магазинах продукты лежат до последнего, поэтому на мусорках еды оказывается меньше. Но что-то все равно можно найти. Вот за «Гиппо», в котором мы уже были, мы с друзьями летом нашли уйму бананов, чуть почерневших, но вполне пригодных к употреблению, картошку там тоже находили; был еще сыр, но его мы брать не стали. Вообще, я вегетарианец, так что обычно беру фрукты, овощи и хлеб. Мясо я не ем, а молочку в любом случае не стал бы брать, потому что думаю, что если уж ее выкинули у нас, то наверняка с ней что-то не так.

Мы останавливаемся у небольшого «Рублевского» и решаем исследовать мусорки там. Виталик обыскивает контейнеры очень аккуратно: черные пакеты, в которые запакован мусор, он разрывает, но, если оттуда вываливается мусор и падает на землю, парень поднимает его, поясняя – главное, чтобы после тебя все было чисто. На этих мусорках нам удается найти только две полупустые бутылки – остатки яблочного Picnic и пол-литра «Снежка». Их мы брать не стали.

– В Минске я не ищу еду на мусорках целенаправленно, – объясняет Виталик, – но у меня привычка внимательно смотреть, что стоит и лежит рядом со свалками, когда я прохожу мимо. В Минске плохо с едой в этом плане, но зато много всяких бытовых вещей, потому что люди постоянно делают ремонты – так можно найти вешалки, стулья, мебель, какие-то бытовые мелочи. Я коллекционирую кассеты, однажды гулял с собакой и увидел у мусорок картонную коробку: открыл ее, а там отличная подборка кассет – Depeche Mode, Nirvana, старое техно. Недавно нашел книгу поэзии русских декадентов.

Следующие в нашем списке – еще один большой «Гиппо» и «Евроопт». И снова – ничего. В «Евроопте» отходы только строительные: оказывается, магазин только-только открылся. Hа мусорках большого «Гиппо» обнаружен фарш и какие-то мясные внутренности, но мясо Виталик не ест, и мы уходим ни с чем.

– Ну, значит, придется ехать на рынок – на рынках по сезону всегда можно набрать фруктов и овощей, – рассказывает наш герой. – Летом, например, легко набрать клубники, вишен – они теряют товарный вид, их выкидывают, а ты берешь, дома моешь и ешь – зачем платить, если можно взять бесплатно, никому не причиняя вреда.

Решаем поехать на Ждановичи: приезжаем на рынок в полпятого – большинство овощных и фруктовых точек уже закрыты.

– Мы немного опоздали, но, думаю, с пустыми руками не уйдем, – говорит Виталик.

И действительно, в первой же мусорке обнаруживаются огурцы – немного подмороженные, но вполне пригодные для употребления. Виталик выбирает парочку самых «живых». В следующем контейнере находится вполне приличная дыня – ее мы тоже забираем. Когда буквально через несколько минут мы видим еще одну дыню, Виталик ее уже не берет: «В этом деле главное не жадничать, нет смысла брать больше, чем можешь съесть, чтобы потом выкинуть продукты по второму разу». Пока Виталик исследует мусорку, а мы с фотографом стоим рядом, около нас останавливается машина, из нее выходит мужчина и начинает собирать деревянные ящики, которые лежат около мусорок и поверх мусора. Поймав на себе мой взгляд, он говорит: «Каждый берет то, что ему нужно, правда же?»

Пока мы идем на задворки овощных и фруктовых рядов, Виталик объясняет:

– В странах, где фриганить реально, этим занимаются далеко не только панки и субкультурщики – это вполне развитое движение. Просто люди не хотят иметь ничего общего с денежным обменом и капиталистической системой, если у них есть возможность взять что-то бесплатно. Суть совсем не в том, чтобы пожрать на халяву, а в том, что человечество начинает производить больше, чем может потребить. Мне совесть не позволяет выкинуть недоеденную еду, когда я знаю, что кто-то в ней нуждается. Если у меня есть что-то лишнее и я знаю, что мы с подругой вдвоем не съедим, я просто отдаю это друзьям.

С другой стороны овощных рядов оказывается довольно много коробок с оставленными и уже видимо непригодными для продажи овощами и фруктами. Виталик внимательно выбирает только то, в чем уверен, – в итоге у него в сумке оказывается пара помидоров, мандарины и – неожиданно – фейхоа.

Наш эксперимент заканчивается: на всякий случай мы запоминаем, что на рынок в Ждановичи есть смысл приезжать чуть пораньше, к последним часам работы овощного рынка.

Я осторожно интересуюсь у Виталика, не смущает ли его еда, добытая таким путем.

– Нет, меня это не напрягает, я в принципе не брезгливый человек и не вижу в этом ничего ужасного. Мы все часто едим продукты, которые из-за количества «Е» и канцерогенов сами по себе – помойка. А тут просто берешь, дома моешь и ешь – никаких пищевых отравлений из-за еды, которую я находил на мусорках, у меня никогда не было.

– В общем, главное помнить, что самые главные вещи в мире – это совсем не вещи, – заключает в конце эксперимента Виталик. – Как мне кажется, очень важно понимать, что последняя модель iPhone не поможет обрести комфорт и удовлетворенность от жизни.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: CityDog.by.

поделиться
Еще по этой теме:
Сколько стоит быть вегетарианцем, сыроедом и мясоедом в Минске
Минский лайфхак: как вегетарианцу выбрать еду в гипермаркете и не ошибиться
«Ребята, вы, пожалуйста, не переживайте, у меня с собой яблоко, я его порезала, посижу с вами и поддержу беседу»