«Вещи мы передаем и “смертникам"». Организаторки проекта «Банановый фургон» о том, зачем они собирают у минчан ненужную одежду и обувь
CityDog.io
19.06.2019

«Вещи мы передаем и “смертникам"». Организаторки проекта «Банановый фургон» о том, зачем они собирают у минчан ненужную одежду и обувь

«Вещи мы передаем и “смертникам"». Организаторки проекта «Банановый фургон» о том, зачем они собирают у ...
Осенью прошлого года у Минска появился «Банановый фургон» – сервис по вывозу ненужных вещей. За это время проект обслужил 450 заявок и не собирает останавливаться. CityDog.by поговорил с организаторками «Фургона» о проблемах, с которыми они успели столкнуться, о будущем магазине и помощи заключенным.

Осенью прошлого года у Минска появился «Банановый фургон» – сервис по вывозу ненужных вещей. За это время проект обслужил 450 заявок и не собирает останавливаться. CityDog.by поговорил с организаторками «Фургона» о проблемах, с которыми они успели столкнуться, о будущем магазине и помощи заключенным.

Про «Везуху», свой фургон и «смертников»

– Для тех, кто еще не знает: с чего все начиналось?

– Прежде чем запустить «Банановый фургон», я проработала в благотворительности 4 года, делала социальные проекты, – рассказывает руководительница проекта Анастасия Шейбак. – В то время я познакомилась с краудфандинговой платформой «Улей» – мы занимались реализацией совместного проекта, а позже я узнала о московской инициативе по вывозу ненужных вещей. Тогда я подумала, что было бы хорошо организовать что-то похожее у нас.

Организаторки проекта «Банановый фургон»: справа – руководительница проекта Анастасия Шейбак, слева – Екатерина Карпович, которая отвечает за процесс сортировки вещей.

Потом мы приняли участие в Social Weekend. Один из членов жюри, IT-бизнесмен и филантроп Юрий Мельничек, на месяц отдал в распоряжение сервиса свою Tesla Model X. Уже тогда нам стало поступать много заявок – оказалось, что это очень актуальная тема для Минска.

– Как развивается проект сейчас?

– За время существования «Бананового фургона» мы обслужили 450 заявок. Сейчас мы делаем выезды два раза в неделю. Партнеримся с каршерингом «Везуха» – они предоставляют свои машины бесплатно на 6 часов. С ноября не было ни недели, чтобы мы не работали.

Но мы хотим свой личный фургон, чтобы вывозить вещи и привозить их в благотворительные организации самостоятельно. А еще хотим участвовать в барахолках, продавать одежду и многое другое прямо с фургона.

Поэтому запустили краудфандинговую компанию по сбору денег на наш личный фургон. Нам нужно собрать 10 000 рублей.

– С какими инициативами уже поработали – кому успели раздать вещи?

– Первый большой вывоз вещей был в Общество Красного Креста – мы им отдали около 150 кг вещей. Очень надеемся, что проект выйдет и на регионы: в Минске система выдачи вещей благотворительным организациям и нуждающимся более-менее налажена.

Около 100 кг собранного отдали объединению «Позитивное движение» – они помогают людям, столкнувшимся с ВИЧ-инфекцией и наркозависимостью. Также сотрудничаем с общественным объединением «Радислава», оказывающим помощь женщинам, пострадавшим от насилия, социальными приютами, инициативой «Матуля».

А в мае мы начали работать с более уязвимыми слоями населения: часть вещей отдали в столовую для бездомных, еще часть – заключенным в гродненскую тюрьму, «смертникам» и «пожизненникам», как их называют.

«Смертникам» и «пожизненникам»? Вас не смущали комментарии типа «зачем им – в стране столько нуждающихся»?..

– Лично меня во всей этой теме смущало то, что с этими людьми никто не работает. Бывали моменты, когда инициативы, которые помогают людям в сложных жизненных ситуациях, отказывались от наших вещей, говорили, что они не модные. И тут вопрос: действительно ли эти люди в безвыходном положении?

Когда мы начали работать с заключенными, людьми без определенного места жительства и теми, кто находится в «Позитивном движении», увидели, что им важна наша помощь. Мы тесно сотрудничаем с координаторами этих инициатив, планируем работать с ними на постоянной основе. У нас четкие критерии, по которым мы сортируем для них вещи, и ни разу они не высказывали претензий.

Единственное, что для меня было важно в этой теме: люди отдают нам свои вещи, поэтому они должны знать, куда и кому они попадают дальше. Мы рассказали о нашем сотрудничестве в социальных сетях – и не получили ни одного негативного отзыва.

Где в Минске чаще всего готовы отдать вещи

Как вообще работает ваш сервис? Что нужно сделать, чтобы вы приехали и забрали мои вещи?

– Сейчас мы работаем так: вы заходите на наш сайт и заполняете заявку на вывоз. Чтобы приехал фургон, у вас должно быть минимум 5 кг вещей. После этого наш диспетчер с вами связывается, согласовывает удобное время – приезжает водитель и забирает вещи. Все это происходит примерно в течение недели.

Но вы и сами можете привезти вещи в наш стационарный склад по адресу переулок Ломоносова, 5: позвоните, мы договоримся о времени, и вы привезете вещи.

При этом определенная часть вещей у нас подготовлена на продажу – и онлайн, и в нашей стационарной точке, открытие которой предвидится в ближайшее время.

Это будет магазин? Какая у него концепция?

– Концепт магазина пока держится в тайне. Единственное, что могу сказать, – это будет очень необычное пространство. Сейчас мы еще находимся в поиске подходящего места, но планируем открыться в начале июля. Цены будут варьироваться примерно от 5 до 50 рублей.

Когда у нас будет свой фургон и минимум два магазина, мы сможем выйти в регионы. И первым городом будет Гродно.

– А у вас есть статистика, в каких районах чаще всего отдают вещи?

– Да, это улица Притыцкого (от «Пушкінскай» и до «Каменнай Горкі») и проспект Независимости (от «Плошчы Перамогі» до «Уручча»). В каждый из этих районов у нас по два выезда в месяц, в остальные точки города мы обычно выезжаем по одному разу.

Сложно сказать, почему именно оттуда чаще всего поступают вызовы, – возможно, там сконцентрировано большое количество жилых домов, где люди уже обустроились.

«Среди наших волонтеров есть и люди с инвалидностью»

Екатерина Карпович в «Банановом фургоне» отвечает за процесс сортировки вещей. Вообще, она работает в «Академии “БелХард”», увлекается стилем – и волонтерство в проекте ей в этом помогает. «Когда сортируешь вещи, попадается большое количество фактур, тканей – их можно мысленно компоновать, составлять образы», – рассказывает девушка.

– С нами работают и люди с инвалидностью, – говорит Екатерина. – И для них «Фургон» становится не только возможностью социализироваться, но и в буквальном смысле помогает им поддерживать здоровье. Например, у нас в команде есть волонтер Ирина, которая раньше находилась в интернате в Новинках – у нее инвалидность по психическому заболеванию. Сейчас она живет обычной жизнью, пытается работать, и ее порекомендовали взять в наш проект.

Когда Ирина только пришла помогать «Банановому фургону», она была зажата, не уверена в себе, часто сомневалась, куда какую вещь положить: на продажу или на благотворительность. Вообще, сложности в принятии собственных решений – одна из главных проблем для людей с ментальными особенностями.

Вся команда поддерживала ее, помогала, но со временем Ирина начала принимать решения самостоятельно. За это время она стала более общительной, активно сама идет на контакт.

Мы бы хотели, чтобы в команде на одного человека с инвалидностью приходилось два здоровых человека, чтобы они могли поддержать, помочь в чем-то. И сейчас мы бы хотели пригласить в группу трех человек – у нас нет определенного графика работы, участники команды работают по желанию.

Но желательно, чтобы проект был им интересен и важен, чтобы они придерживались принципов ответственного потребления и могли работать на долгосрочную перспективу.

– Вы работаете в IT, поэтому наверняка знаете: учитывают ли сейчас работодатели в Минске волонтерский опыт соискателя?

– У нас в стране это пока не сильно развито, но все равно ценится. Каждый раз, когда говоришь, что ты волонтер или задействован в волонтерской деятельности, это подсказывает работодателю о твоих определенных качествах: коммуникабельность, умение отстоять свою позицию, взаимовыручка в команде.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: Павал Хадзінскі для CityDog.by.