«200 рублей к зарплате за каждое выбитое признание на допросе». Неизвестные факты про Минск и Беларусь из секретных документов ЦРУ
CityDog.io
02.10.2020

«200 рублей к зарплате за каждое выбитое признание на допросе». Неизвестные факты про Минск и Беларусь из секретных документов ЦРУ

«200 рублей к зарплате за каждое выбитое признание на допросе». Неизвестные факты про Минск и Беларусь и...
Три года назад ЦРУ опубликовало в интернете более 10 миллионов страниц секретных документов с пометкой «исторически ценные». Собрали для вас самую интересную информацию, которая касается Минска и Беларуси.

Три года назад ЦРУ опубликовало в интернете более 10 миллионов страниц секретных документов с пометкой «исторически ценные». Собрали для вас самую интересную информацию, которая касается Минска и Беларуси.

Все обнародованные материалы были рассекречены еще указом Билла Клинтона в 1995 году. Они связаны с работой американских разведчиков в период с 1940-х по 1990-е годы. Более двух тысяч документов так или иначе имеют отношение к БССР. Однако даже в открытых файлах еще остались страницы с грифом «секретно».

За каждое выбитое на допросе признание – по 200 рублей к зарплате

Именно столько получали сотрудники отдела управления Министерства госбезопасности по Брестской области, если верить докладу за 8 декабря 1953-го о методах их работы.

В документе также указано, что располагалось управление в большом квадратном трехэтажном здании с множеством окон и внутренним двориком. Допросы проводились на втором этаже, камеры были в подвале.

Схема тюрьмы в Муховце из доклада ЦРУ.

«Методы допросов разнились от заключенного к заключенному. Их не часто избивали, но будили в любое время ночи для допросов, которые могли продолжаться 24 часа и дольше без еды, воды и сна.

Во время допросов заключенных заставляли стоять спиной к стене с поднятыми руками. Если из-за усталости у них опускались руки или подбородки, их кололи острым карандашом в подбородки или локти.

Когда это не помогало добиться признания, заключенного отправляли в карцер – тесную сырую одиночную камеру, без дневного света и доступа свежего воздуха, которая освещалась ярким искусственным светом. Он был под постоянным наблюдением охранников, спать разрешалось только пять часов в день».

Камера в бывшей брестской тюрьме.

Чтобы получить признание, использовали «собачник» – маленькую коробку, в которой заключенный не мог нормально ни стоять, ни сидеть, ни лежать. А еще «рубашку» – специальный мешок. В него запихивали человека, затем тюремщики 20 минут его избивали и катали по полу. Такие методы допроса применяли и в отношении женщин, в том числе беременных.

А белорусы вообще существуют?

Мы серьезно, ведь, как выяснилось, в конце 1950-х американская разведка сомневалась в том, что белорусы существуют. К этому времени разработанный ими шпионский проект против БССР – AEQUOR PP Project – был уже на грани закрытия из-за отсутствия «каких-либо впечатляющих результатов».

О сомнениях, причинах провала проекта и аргументах в пользу его перезапуска в своей докладной в 1959-м писал офицер разведки Peter Kapusta:

«Несмотря на то, что белорусы признаны отдельной нацией советским правительством и ООН, в советском отделе ЦРУ все еще присутствуют необоснованные сомнения относительно идентичности белорусов как отдельной этнической группы.

Руководство отдела не уверено, не русифицированы ли белорусы настолько, что уже не ощущают себя отличными от русских. Даже оперативные сотрудники резидентуры, признающие, что толика национального чувства у белорусов все-таки есть, сомневаются в значимости белорусского национализма.

Командировка в Беларусь, 1954 год. Фото: Сергей Васин.

Учитывая, что от 8 до 10 миллионов человек, проживающих на одной территории, в основном сельской, говорят на одном языке и имеют тесные исторические связи со свободолюбивыми поляками и литовцами, отсутствие у них национального чувства было бы ненормальным.

Необходимо помнить, что дважды в течение двадцатого столетия национальные восстания белорусов играли неожиданно значимую роль: во время Первой мировой, когда белорусы сформировали независимое государство и стали силой, с которой вынуждены были считаться Советы; во время Второй мировой, когда они же создали около шестидесяти антисоветских групп, оказавших сопротивление Красной Армии».

Отсутствие интереса к проекту Петер объясняет тем, что американцы знают о БССР меньше, чем о странах Балтии, никогда не изучали ее историю, поэтому «дефицит данных о стране следует восполнять». Руководство ЦРУ с этим было согласно, что подтверждает заметка на обложке докладной: «Отличный документ! Хорошая мысль».

В конце 1970-х минские таксисты устроили протесты – и вот почему

Информация об этом проскочила в документе об акциях протеста в СССР с 1970 по 1982 год. Оказалось, что минские таксисты вышли на протест из-за того, что в 1978-м тарифы на проезд в такси поднялись вдвое.

Опасаясь, что это приведет к уменьшению выручки, несколько сотен водителей подъехали к зданию ЦК КПБ (нынешняя Администрация президента) и стали сигналить. В итоге организаторы акции были арестованы; что стало с другими участниками, точно неизвестно.

Такси «Победа» возле железнодорожного вокзала, 1958-й.

Всего, по информации ЦРУ, с 1970 по 1982 годы в Беларуси произошло пять протестных выступлений в двух городах – Минске и Гродно.

Фотографировать в Минске опасно – могут отравить

Фотографировать Минск до и после Второй мировой войны без разрешения спецорганов было нельзя. Вот только уроженец Новогрудка, живущий в Америке, который вместе с женой приехал в БССР в 1959-м, чтобы повидаться с родственниками и собрать материал для лекции, об этом не знал. За что, согласно докладу ЦРУ, чуть было не поплатился жизнью:

«Мне захотелось сфотографировать старое здание в районе вокзала, чтобы показать его в Америке дяде, который здесь когда-то жил. Тут же выскочил какой-то человек, который стал громко кричать, что мы шпионы. Нас задержали и отвели в полицию, где мы прождали допроса два часа. Потом от нас потребовали отдать пленку».

Столичный вокзал и Привокзальная площадь в начале 1950-х.

Дальше, по словам туриста, за ними было установлено наблюдение. Добравшись до отеля, он пообщался в ресторане с администратором зала, которому рассказал об аресте. Как потом выяснилось, это был глава белорусского КГБ.

«После одного из обедов моя жена почувствовала себя ужасно плохо и побежала в наш номер. Вскоре мне тоже стало плохо, сильно болело в груди. Я бросился в туалет, меня тошнило. Позже мне рассказали, что это обычная практика советских спецслужб по отношению к иностранцам, которые неправильно себя ведут», – рассказал турист.

Шпион по-белорусски: никаких денег, только виски, мыло, сало

Получать эксклюзив ЦРУ помогали антисоветские партизаны, которые в начале 1950-х еще действовали на территории БССР. Так, в документе за 2 июля 1951-го упоминается шпион под кодовым именем Camposanto 1, который должен был выйти на контакт с американской разведкой в Молодечненском районе и создать там «опорные базы для будущих операций».

В случае невозможности наладить связь с партизанами ему нужно было закрепиться на месте самостоятельно и поставлять нужную информацию. А поскольку местность покрыта лесами и болотами, скрываться там «бесконечно» не составит труда. Можно пользоваться помощью родственников, друзей или «тех, кого сможет подкупить подарками вроде наручных часов».

В документе также говорится, что агент «мотивирован идеологическими причинами» и не просит каких-либо денег, кроме возмещения расходов на проживание. А еще ему очень хотелось бы иметь следующий набор:

«Блок сигарет, фунт (400 г) кофе, по полфунта чая и какао на неделю. Бутылка виски, кусок туалетного и хозяйственного мыла, упаковка мыльных хлопьев и фунт сала – на каждые две недели. Бритвенные лезвия, крем для бритья и зубную пасту – сколько понадобится».

Ходят слухи, что в Минске чуть не убили Хрущева

Во время его визита в столицу БССР в 1962-м. Так, по информации, полученной ЦРУ спустя два года от американского гражданина родом из Еревана, который несколько недель путешествовал по Советскому Союзу и слышал о покушении, первого секретаря ЦК КПСС пытался убить человек по фамилии Савченко.

Никита Хрущев и Валерий Чкалов на митинге. Июнь 1937 года, станция «Негорелое» под Минском. Фото: Виктор Темин.

В другом документе сообщается, что о покушении рассказывает украинка из Киева, которая переехала в США к сыну:

«Когда Хрущев был в Минске, по своему обыкновению он начал здороваться с людьми, собравшимися на него посмотреть. Пожимая руки, он спрашивал: «Ну, как вам живется?» Кто-то из толпы закричал: «Ужасно! Масла нет». За ним закричали и другие: «Нет молока! Нет мяса!» и так далее.

Хрущев очень разозлился, повернулся к одному из белорусских министров, который его сопровождал, ткнул в него пальцем и сказал: «Почему вы мне не доложили? Это ваша вина!» Сорвал медаль у него с пиджака, бросил на землю и потоптался по ней. Министр побелел, достал пистолет, выстрелил в Хрущева, ранив его в руку, а потом застрелился сам...»

Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев во время посещения Минского суворовского военного училища. Январь 1958-го.

О покушении на Хрущева в Минске рассказала американской разведке и еще одна украинка из Тернополя: «По слухам, какой-то министр в Минске пытался убить Хрущева. Ему пришлось даже некоторое время провести в госпитале. Нападавший застрелился, а КГБ в тот же день убил его жену и двоих детей».

Хоть эта информация и получена из разных источников, упоминается в различных документах, она всего лишь на уровне слухов.

 

Много хлеба, дорогая водка, никаких проверок паспортов и стильные минчане

Из рассекреченных документов ЦРУ можно узнать не только о трудностях, с которыми приходилось сталкиваться в БССР туристам, но и о повседневной жизни и быте минчан в разные годы.

Так, например, в 1947-м в столице из еды в избытке был только хлеб. Хватало и шин, сделанных из русской синтетической резины. А вот тарелки и другую кухонную утварь купить было проблематично – то есть, то нет. Кстати, ложка стоила 3 рубля, а иголка – рубль.

В начале 1950-х у минчан появилась другая головная боль – переполненные пассажирские поезда, билеты на которые можно было и не приобрести, простояв в очереди несколько часов. Если это удавалось, сильно радоваться все равно не приходилось: раньше, чем за 40 минут до отправления, в купе не пускали.

Минск, 1950-е.

Переполнены были не только поезда, но и трамваи (поездка в 1950-е стоила 30 копеек), а также автобусы и троллейбусы (50 копеек). Можно было поехать на такси – все марки «Победа» с отличительной черной полосой на корпусе. Тариф – 2 рубля за километр, платить за поездку туда и назад.

Обедать лучше всего в «Беларуси» или ресторане железной дороги. Но цены там высокие: обед без напитков обойдется в 15 рублей. Самое дорогое «блюдо» в меню – литр водки «Московская» за 44 рубля. Для сравнения, чашка чая стоила в ресторанах 45 копеек, суп – от 1,5 до 3 рублей.

Обслуживание очень медленное, иногда ждать обед приходится час. Можно было поесть в столовых или чайных – цены там ниже (обед в столовой, к примеру, от 4 до 5 рублей), но еда гораздо хуже.

Плакат в столовой Минского тракторного завода.

1960-й для Минска, судя по отчету ЦРУ, был знаков тем, что проверки паспортов в общественных местах канули в Лету. При этом, как отмечает американская разведка, в каждом ресторане, скорее всего, есть официант, который сотрудничает со спецслужбами и доносит о поведении интересующих их людей.

Также в документе говорится, что внешний вид и качество одежды минчан, особенно среди конторских работников, стало лучше. Рубашек и брюк цвета хаки на улицах меньше, а вот костюмов прибавилось, хоть они и с широкими штанами в русском стиле. Их стали надевать даже рабочие после трудового дня.

Фуражки заменили широкополые шляпы. Одежда (в основном из хлопка) и обувь появились в свободной продаже. И, чтобы их купить, карточки были больше не нужны.

Минск, 1958-й. Фото: Эрих Лессинг.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

 

Фото: kyky.org, shieldandsword.mozohin.ru, binkl.by, etsy.com, belkadet.by, minsk-old-new.com, history.rw.by, pinterest.ru, realt.onliner.by.