Любовницу мужа она приказала сжечь в бане – и даже после такого ее любят. 7 выдающихся белорусок, которых знают во всем мире
CityDog.io
01.06.2021

Любовницу мужа она приказала сжечь в бане – и даже после такого ее любят. 7 выдающихся белорусок, которых знают во всем мире

Любовницу мужа она приказала сжечь в бане – и даже после такого ее любят. 7 выдающихся белорусок, которы...
Знаменитые и неизвестные, яркие и сильные, умные и отчаянные, красивые и загадочные. Рассказываем о 7 выдающихся белорусках, которые прославились на весь мир, но на родине их практически никто не знает – а зря.

Знаменитые и неизвестные, яркие и сильные, умные и отчаянные, красивые и загадочные. Рассказываем о 7 выдающихся белорусках, которые прославились на весь мир, но на родине их практически никто не знает – а зря.

Княгиня София: в Дании ее просто обожают

«Разговор о выдающихся женщинах Беларуси нужно начинать именно с нее», – уверен искусствовед Сергей Харевский. А историки интригуют: «Она одна из самых ярких, загадочных и противоречивых фигур в белорусской истории, о которой мало кто знает. В Европе же эта белоруска знаменита как Sophie av Minsk og Polotzk».

София родилась около 1140 года – она дочка менского (и полоцкого) князя Володаря Глебовича, выросла в Менске. В 13-14 лет девочка уехала к матери в Швецию, где вышла за Вальдемара I – наиболее могущественного датского короля. Обручились они практически сразу после знакомства, а вот свадьбу сыграли только через три года – Софию посчитали недостаточно взрослой для замужества.

Вот как могла бы выглядеть София. В феврале прошлого года школьник из Витебска Максим Чевенков доказал, что она – правнучка Всеслава Чародея, двоюродная племянница Евфросинии Полоцкой. Рисунок Сергея Харевского.

У них было 8 детей: оба сына стали датскими королями, две дочери из шести – шведской и французской королевами. Как королева-мать София сильно влияла на политику Дании, а после смерти мужа фактически правила страной, пока ее старший сын не стал совершеннолетним.

Основательница датской королевской династии была очень умной, красивой, властной и даже жестокой женщиной. Узнав о любовнице мужа, она приказала сжечь ее в бане, если верить скандинавским источникам.

София знала много языков, пользовалась уважением и до конца жизни сохранила связь с родным Менском, несмотря на эмиграцию. Она периодически отправляла отцу подарки и получала их в ответ. Например, книги, которые тогда стоили очень дорого.

Реконструкцию образа королевы Софии можно увидеть в Национальном музее Дании.

Но главное, что мы должны знать о Софии и времени, в котором она жила, – что наши предки существовали в едином историческом пространстве, мы были открыты и интегрированы в Европу. Сейчас Софию в Дании также обожают, чтят память о королеве-белоруске.

Мария Потоцкая: женщина, которая боролась за сына – и за свою карьеру

Мария Потоцкая прославила местечко Высокое Брестской области, где сегодня сохранился уникальный дворец Сапег-Потоцких. И пусть он нуждается в реставрации, посмотреть есть на что.

Например, на интересную архитектуру, одну из самых длинных аллей в стране и парк, который считается природной жемчужиной Беларуси. А еще там есть много редких деревьев и растений. В их числе – гледичия и пирамидальный дуб. Кстати, их у нас больше нигде не встретишь.

Уникальные деревья появились в усадьбе с легкой руки графини Марии Потоцкой. Эта талантливая предпринимательница увлекалась ботаникой, была селекционером и агрономом. С другой стороны, она боролась за свои права и смогла достигнуть очень многого. И это несмотря на то, что муж бросил ее и забрал сына. Именно Якубу она передала имение, он был последним частным владельцем Высокого.

Интерьер дворца, где были собраны и очень ценные произведения искусства. В кресле – Мария Потоцкая.

В своих имениях Мария разводила лучшие породы скота, развивала промышленно-сельскохозяйственные предприятия, успешно занималась производством элитных зерновых, корнеплодов и трав. Кроме того, она вела исследования по акклиматизации привезенных растений и выводила новые сорта.

Выращивая ежегодно до 35 тысяч пудов семян, Мария Потоцкая продавала их в Российской империи и за границей. На крупнейшей в XIX веке Всероссийской промышленной и художественной выставке она получила высшую награду – право изображать на своей продукции государственный герб.

Мария Потоцкая.

На международном уровне семена, выращенные графиней, пользовались не меньшим успехом. Это подтверждают золотые медали всемирных выставок в Париже (1889-й) и Чикаго (1893-й), самая высокая награда – Гран-при выставки во Франции (1900-й).

Аполлония Даревская: крепостная танцовщица, фактически основавшая белорусский балет

Простая деревенская девочка Аполлония Даревская стала знаменитой балериной благодаря общественному и политическому деятелю Антонию Тизенгаузу. Он, один из самых влиятельных людей Речи Посполитой, был меценатом. Благодаря ему в Гродно появился театр, в который набиралась собственная труппа.

В 1773-м Тизенгауз «объявил» народный кастинг, поручив найти талантливых детей из простых семей. Среди счастливчиков оказалась и Аполлония. Девочка попала в класс танца, где преподавал итальянец Гаэтано Петинетти. Училась она с рвением и самоотдачей, успех не заставил себя долго ждать.

Ни одного изображения Аполлонии Даревской не сохранилось. Это картина Николя Ланкре Camargo Dancing, 1730-й.

Одно из первых выступлений Аполлонии в театре Тизенгауза произвело невероятный фурор. После этого карьера балерины быстро пошла в гору. Вскоре она начала выступать для короля Станислава Августа Понятовского, став первой солисткой труппы «Общества танцоров его Королевского Высочества».

В 1797-м по инициативе и за счет последнего Короля Польского и Великого князя Литовского Даревская оказалась в Санкт-Петербурге, где также успешно выступала перед искушенной публикой. Но из-за политических войн между государствами в карьере балерины наступил застой.

Свои последние выступления Аполлония Даревская посвятила Понятовскому. Как только ей исполнилось тридцать, она ушла со сцены. Больше о балерине ничего не известно.

Бальбина Свитич-Видацкая: песня на одно из стихотворений – популярный хит и неформальный гимн Вармии (область Европы)

Скульптор и поэтесса Бальбина Свитич-Видацкая в четыре года стала сиротой, ее воспитала дальняя родственница. Именно она заметила, с каким удовольствием девочка лепит из глины разные фигурки и людей. А потом «открыла» в доме галерею ее работ, куда приходили до самой войны.

Большую часть жизни Бальбина прожила в Кобрине, вернулась сюда и после окончания Краковской художественной академии. «Пани профессорка», как ее здесь уважительно называли, преподавала детям рисование, писала портреты, делала на заказ скульптуры, возглавляла скаутское движение.

Знаменитой Бальбина Свитич-Видацкая стала в 1932-м, когда созданный ею монумент Тадеушу Костюшко – первый в Беларуси – получил общенациональное признание. Изначально бюст установили в Кобрине на месте памятника в честь столетия войны 1812 года. Сейчас он находится в деревне Сехновичи Жабинковского района, где было родовое имение национального героя.

Спустя шесть лет девушка получила государственную стипендию на поездку и учебу в Италии. Но использовать ее не удалось – началась Вторая мировая. Во время оккупации Бальбина спасала евреев из кобринского гетто, продолжала работать в школе и творить. Например, для минской филармонии она сделала бюсты Шопена и Бетховена.

В 1944-м вместе с мужем и дочками Бальбина переехала в Польшу, где также создала много разных скульптур, одна из самых известных – бюст Адама Мицкевича. Всего белоруска сделала свыше 1000 скульптур, выставлялась в более чем 70 странах мира, была авторкой десятков стихов и афоризмов. Песня на одно из ее стихотворений – популярный хит и неформальный гимн Вармии (область Европы).

Алена Киш: художница-«гультайка», которую признали в мире

Когда она с красками за спиной скиталась по селам в поисках заказов, на нее смотрели как на чудачку. За глаза, а иногда и открыто называли «гультайкай» и нахлебницей. Ведь вместо того, чтобы вкалывать в колхозе, она рисовала. Ее работы отличались неповторимым художественным видением, хоть многое из того, что на них было изображено, она никогда в жизни не видела.

Художница-примитивистка Алена Киш жила в Слуцком районе и всю жизнь ходила из деревни в деревню, рисуя «дываны». Они выделялись сочными красками и смелыми фантазийными сюжетами.

Единственный сохранившийся портрет Алены Киш — ее паспортное фото.

«В райском саду».

После того как имя Алены включили во «Всемирную энциклопедию наивного искусства», о художнице всерьез заговорили даже те, кто недавно смеялся над ее «детской мазней». Это было признание на международном уровне. И не только для Киш, а и для всего наивного искусства нашей страны – она единственная представляет Беларусь в энциклопедии.

Работы Алены Киш собрал и вернул им вторую жизнь художник Владимир Басалыго. Сегодня ее ставят в один ряд с Анри Руссо, дизайнеры создают шелковые платки и головные повязки по мотивам расписных ковров художницы, а завод «Луч» выпустил лимитированную коллекцию часов «Асоба».

Надя Леже: муза и фантастическая художница

Когда, набравшись храбрости, она объявила родителям, что решила перебраться в Париж, они долго хохотали до упаду. До пятнадцати лет белорусская художница Надежда Ходасевич-Леже не видела ни одной настоящей картины, даже не представляла, как они выглядят. При этом она обладала фантастическим талантом к рисованию, который и помог ей покорить Париж.

Она, уроженка Витебщины, была не только музой и женой одного из знаменитых художников Франции Фернана Леже, преподавательницей в его школе, живописицей, но и талантливым графиком и мозаичистом XX века.

Она устраивала выставки советских художников во Франции, а французских – в СССР. Принимала у себя советских режиссеров и артистов, была лично знакома с видными политиками, литераторами и деятелями искусства. Всячески поддерживала соотечественников, дарила свои работы разным музеям Советского Союза, их можно увидеть и в нашем Национальном художественном музее.

У Нади Леже консультировался Пабло Пикассо, к ее мнению прислушивался и дорожил им Анри Матисс. А известный кутюрье Пьер Карден по ее эскизам создал броши из драгоценных металлов.

София Гройсман: авторка известных духов

Газета The New York Times окрестила ее «лучшим носом Америки». Она получила пять парфюмерных аналогов кинематографического «Оскара» – FiFi Awards. Софию Гройсман коллеги часто называют титаном – с ее именем связана революция в мировой парфюмерии, или Пикассо – за уникальный метод работы.

София создала эксклюзивные ароматы для многих знаменитых людей: Элизабет Тейлор, Кельвин Кляйн, Ив Сен-Лоран и не только. Работала как с европейскими, так и с американскими именитыми брендами. В ее коллекции есть и один особенный аромат в честь страны, в которой она родилась, – «Белая Русь» (или Désir Coulant).

– Я бы не стала всемирно известным парфюмером, если бы не родилась в Беларуси, – рассказывала София во время своего приезда в Минск. – Моя Родина – чистые воздух и земля, чистота на улицах. Я здесь родилась, поэтому тоже осталась чистой.

Белорусы – народ очень хороший, честный, общительный. Между людьми человечные отношения, один другому всегда поможет. Белорусы – как маленькая семья: они умеют любить друг друга. Поэтому для меня запах Беларуси – это прозрачность, свежесть и доброта.

«Аромат Беларуси» София Гройсман презентовала в Минске в 2014-м. Парфюмерный бренд Lambre, представленный в 22 странах мира, изготовил его под названием PaVetra и поставил на рынок. На упаковке духов оттеснена выпуклая географическая карта Беларуси.

Сегодня 75 мл «аромата Беларуси» можно купить за 90 руб.

Кстати, «парфюмерный» опыт Софии начался с того, что мама постоянно брала ее с собой на базар: обладая идеальным обонянием, девочка безошибочно выбирала самые свежие продукты.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: ok.ru, kp.by, vysokoe.by, radioolsztyn.pl, britannica.com, auparfum.bynez.com, equator.by, polotsk.museum.by, reform.by, planetabelarus.by, yanikhauschild.com, nlb.by, marketing.by, kyky.org.