Веды

Веды. Психолог о том, как научиться принимать «нет» и не чувствовать себя отверженным

Веды. Психолог о том, как научиться принимать «нет» и не чувствовать себя отверженным
Не так давно мы говорили с Ольгой Андреевой о том, как научиться говорить «нет» и не чувствовать себя виноватым. Оказалось, что есть задачка посложнее: услышать «нет» и не впасть в депрессию. Разговор длинный, но это того стоит!

Не так давно мы говорили с Ольгой Андреевой о том, как научиться говорить «нет» и не чувствовать себя виноватым. Оказалось, что есть задачка посложнее: услышать «нет» и не впасть в депрессию. Разговор длинный, но это того стоит!

– Ну, сразу в лоб: как научиться принимать «нет»?

– Сначала нужно понять, что не может быть универсального способа отреагировать. Мы должны дифференцировать эти ситуации, когда нам говорят «нет», и сценариев ответа тоже может быть много. Одно «нет» надо принять безусловно, другое «нет» можно принять с какими-то условиями, а третье вообще не соглашаться принимать и предпринять в связи с этим какие-то действия.

ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ОТКАЗ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ВЫ – ПЛОХОЙ

– Первая идея, которую мы должны иметь в виду, – другие люди имеют право сказать нам «нет». Это такое же их фундаментальное право, как и наше. Ситуация, когда нам кто-то говорит «нет», не означает, что мы плохие. Почему люди боятся «нет»? Потому что в их эмоциях это означает, что они вообще ничего не стоят, это их рушит. Почему многие люди боятся собеседований? Потому что услышанное на собеседовании «нет» полностью обесценивает личность: ты ничего не стоишь. Если парень проявляет к девушке заинтересованность, а она ему говорит «нет», для него это тоже может значить «ты ничего не стоишь». Если научиться различать самооценку и ситуативное «нет», тогда легче это «нет» воспринять. Если на собеседовании вам отказали, то это значит, что ваши компетенции не совпали с вакансией, но не значит, что вы плохой специалист, – просто не подходите на конкретное место. То же самое и в личных отношениях: вы кому-то нравитесь, но у вас «нет вакансии» – вы находитесь в отношениях. Если этот человек к вам приходит и говорит: «Ты мне нравишься, давай встречаться», – то вы вынуждены ему сказать «нет», хотя он, может, и классный парень. А для него это будет болезненно. Надо понимать: если нам говорят «нет» – это не о том, что мы плохие, просто, может, «вакансий нет».

Понимать, что тебя не берут, не означает, что ты ничего не стоишь, просто ты постучался не по адресу – постучись в другую дверь. Отделять – это основной принцип: так вам легче будет пройти собеседование или попытаться инициировать новые отношения. И некоторые очень этого боятся – у них самооценка так слита с тем, как на них реагируют, что они даже не рискуют что-то инициировать – ходят одинокие, не ищут интересную работу и «не осмеливаются».

Реакция человека на «нет» связана, во-первых, с мировоззренческими установками и убеждениями, во-вторых – с уровнем эмоциональной автономии, в-третьих – с детским опытом.

  1. Детский опыт

Начнем с простого – с детей. Как можно растить детей? Можно ребенка растить в полном потакании, и тогда он вообще не слышит «нет»: родителям проще ему все покупать, все разрешать, чем выдерживать истерику, – в итоге вы растите распущенного ребенка. Когда этот ребенок взрослеет и выходит во взрослый мир, у него нет навыков выдерживать «нет», а есть ожидание, что мир всегда будет говорить ему «да». Понятное дело, так не бывает. Что с такими людьми происходит? Если все-таки заложены основы для гибкости, человек учится принимать «нет». Если человек негибкий – мир для него плохой, и он может занять депрессивную позицию или продавливать всех, чтобы всегда получать «да».

Следующий вариант – репрессивное воспитание, когда ребенок везде слышит «нет». Такой ребенок растет без права самому сказать «нет». Мир для него – неуютное место, ему очень сложно выходить из зоны своего минимального комфорта: трудно рисковать, трудно начинать свои проекты, он ни на что не имеет права.

И третий вариант – более гибкий, когда ребенок растет в обстановке баланса «да» и «нет»: «все, что не запрещено, разрешено». Ему запретят то, что опасно для здоровья или нарушает права других людей, но во всем остальном он может быть свободен. И тогда, вырастая, он воспринимает мир как разнообразный. У него будет опыт здорового выдерживания «нет» – он научится смиряться, но не из депрессивной позиции, для которой характерно полное опускание рук. В общем, мы говорим о трех моделях – распущенность, репрессивное и гибкое воспитание.

  1. Установки и ожидания

Человек не всегда задумывается о том, насколько обоснованы его ожидания от других людей. Часто ожидания могут казаться абсолютно обоснованными – только потому, что «мне надо». Но это может не совпасть с планами и ценностями другого человека. Если этот человек скажет «нет», то могут появиться очень сильные реакции. Чем тверже убеждение в своих правах получить что-то, тем больше гнева будет у того, кому сказали «нет». Идя в какую-то ситуацию, полезно задавать себе вопрос о том, чего я ожидаю и насколько мои ожидания обоснованы.

Что делает ожидания обоснованными или не обоснованными? Понимание природы ситуации, особенностей того человека, которому мы эти ожидания адресуем. Девочка ожидает, что если она год встречается с парнем, то он сделает ей предложение. А он не делает предложение. У нее было ожидание, что развитие любовных отношений приводит к браку. А у мальчика другая установка – что хорошие отношения обеспечивают ему регулярный секс. А у нее же дома спрашивают: как там, какие ваши планы?

  1. Мировоззрение и ценности

Тут мы можем говорить о правах человека – большой круг важных мировоззренческих вопросов, которые пронизывают и все остальное: стратегии воспитания детей, ожидания – это основа всего нашего отношения к миру. Защита своих границ тоже относится к мировоззренческой теме: я имею право на границы или не имею? Если человек рос в советское время, то границы серьезно нарушались: маленькие квартиры, жизнь у всех на виду, люди лезли в твою жизнь, человек практически нигде не имел права сказать «нет». Но зато сам он «нет» везде слышал. Даже ассортимент магазинов – это про «да» и «нет». Большой ассортимент высококачественных товаров – это такое полное «да». Хорошая обувь в советское время? Нет! Хорошая одежда? Нет! Автомобиль, квартира? Нет. Сейчас тоже много таких ситуаций – когда мы идем в госструктуру за разрешением какого-то вопроса, мы, скорее всего, настроены на «нет». Эти правила нас приучили к тому, что мы почти везде слышим «нет». Нам и в детском саду нельзя, и в школе «нет», в университете «нет», на работе «нет». Когда ты слышишь «да», то чувствуешь себя более ценным человеком. А «нет» адресует тебе то, что ты козявка, ничего не значишь. Это советскому человеку и транслируется: что он ценностью никакой не обладает. Самое ужасное, что такое воспитание в тоталитарном государстве развращает людей – не только тех, кто обладает властью, но и всех остальных. Поэтому наши люди более охотно друг другу скажут «нет», чем «да». Они демонстрируют власть. Если ты уступаешь – ты слабак, а если ты кому-то скажешь «нет» и заставишь его это вытерпеть… На этом строится проблема неумения сотрудничать ради решения каких-то целей. Иногда людям нужно объединиться, чтобы решить проблему: например, навести порядок во дворе своего дома. Собрались и сказали друг другу «да», но первая реакция – это сказать «нет», «мне некогда», «я не пойду», «я занят», и вообще «мне это не надо». Неумение говорить «да» и сотрудничать позволяет руководить людьми по принципу «разделяй и властвуй». Людям очень сложно начать сотрудничать – у многих есть желание на любую инициативу сказать «нет».

– Потому что лень?

– Понятия «лень» нет ни в одном психологическом словаре. По-научному это звучит так: недостаток или полное отсутствие мотивации. А мотивацию формируют наши ценности и установки. Люблю ли я родину? Дорога ли мне ее природа? Буду ли я бросать мусор? Инициировать природоохранные проекты? Возмущаться тем, что кто-то портит природу, очень легко, но ты собери соседей и сделай что-то. «За что я в ответе?» – это тоже о ценностях. Отсюда, из ценностей и установок, выходит и право говорить «нет», и наши реакции. Уметь решать за себя – это, конечно, хорошо, но не всё мы можем сделать в одиночку.

СОЗАВИСИМОСТЬ ИСХОДИТ ИЗ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ НЕЗРЕЛОСТИ

– Но всем, скорее, интереснее история о том, как не бояться быть отвергнутым…

– Эмоциональный ответ на чужое «нет» связан с эмоциональной зрелостью: для человека взрослого и зрелого характерно принятие ответственности на себя. А если я принимаю на себя ответственность за то, что происходит, у меня нет идеи, что мир прогнется. У незрелого человека есть ожидания, что все его желания будут исполнены, и он перекладывает ответственность за их исполнение на других людей. В моей библиотеке есть книга «Освобождение от созависимости». Она объясняет, что, чем более эмоционально зрелый человек, тем легче ему спрогнозировать тот ответ, который он получит. У него нет необоснованных ожиданий – он готов к тому, что в какой-то ситуации будет слышать «нет». И он скажет: «Ну да, я попробовал, но здесь вполне можно было прогнозировать “нет”». Чем менее зрелый человек, тем в большей степени он нарывается на неприятности сам. Ему кажется, что он должен получить «да» от этого мира, – в итоге получается много гнева, если ожидания не оправдались.

– Все сейчас цитируют Лабковского: «Что-то не нравится – обозначь, спроси, если повторилось – прощайся». Это нормальная установка?

– Откровенно говоря, я сама занимаю такую же позицию. Я не склонна думать, что люди могут читать мысли друг друга. И если ситуация сложилась неопределенная, она затягивается, то это уже наша ответственность – прояснить эту ситуацию для себя. Мы вправе получить честный ответ – это о человеческих отношениях, основанных на уважении. Если ответ нам кажется нечестным, мы можем переспросить. И строить отношения с человеком исходя из той информации, которую получили, а не из «так должно быть», «мне хотелось бы», «другие люди так поступают». Другие, может, так и поступают, а этот – нет, поэтому задавать вопросы очень правильно. Если человек делает что-то, что нам не подходит, то это уже наша ответственность – не оставаться в этих отношениях.

Надо прояснить свои ожидания и сравнить: желает ли тот человек, с которым мы эти отношения пытаемся построить, того же? Или у него другие планы и намерения? Надо прояснять, и тогда не будет разочарования. В противном случае кто-то будет вынужден прибегать к манипуляции, всевозможным формам давления, нытью, эмоциональному вымогательству – чему угодно, вместо того чтобы осмелиться начать коммуникацию. Но часто люди избегают этого прояснения потому, что боятся услышать «нет». Они избегают вопросов, и обе стороны продолжают находиться в отношениях, но оба избегают правды из-за трусости. В памяти возникает такая история: одна дама шла с мужем в выходной день на рынок за продуктами, щебетала и вдруг решила у него спросить: «Скажи, а ты меня любишь?» На что он ей ответил: «Я давно хотел тебе сказать: у меня другая женщина». Не зря же этот вопрос у нее созрел. Люди зачастую избегают прояснения каких-то ситуаций, потому что боятся услышать это «нет».

– И ответить им боятся?

– Когда люди боятся ответить? Когда боятся реакции. Почему дети врут? Врут те дети, которые боятся родительской реакции на правду. Врут те взрослые, которые научились в детстве врать, потому что они боялись реакции родителей. И они боятся реакции партнера.

Две истории повторились практически слово в слово, хоть их разделяет время: молодой человек встречался с девушкой – они долго встречались, и она у него начала спрашивать: «Когда же мы поженимся?» Додавила, и они поженились. И через какое-то время все закончилось плохо – он влюбился в другую и ушел. Она чувствовала себя обманутой. Я спросила у этого парня: вы сомневались в своих чувствах – а почему не сказали «нет»? Он ответил: у меня не было достаточных аргументов. Он не мог обосновать, почему он не заинтересован, ему сложно было сказать: «Ты для меня – временный вариант. Пока я не найду лучше, буду с тобой». Жестко звучит! Они говорили «да», потому что действительно боялись реакции этих девочек. Для них это был временный вариант, а для девочек – проект на всю жизнь.

– Но и с их стороны, наверное, не очень-то честно было скрывать такую информацию…

– Если два человека решили, что это для обоих временный вариант: нам сейчас классно, но будущего у этих отношений нет; если оба по-честному поговорили: мы еще молоды, брак нам рано, секса хочется, и вообще вместе веселее и квартиру снять дешевле, но оба не рассматривают это как проект на всю жизнь, – то тогда это честно.

– Разве это не мешает найти того, кто действительно тебе подходит?

– В любом аспекте таких отношений будет нечестность – тот, кто начинает искать новые отношения, находясь в старых, нечестен по отношению к обеим сторонам. Если по-честному, то надо сначала завершать одни, а потом начинать другие. Может, человек и не искал сознательно, но с ним это как-то произошло: был в отношениях, а потом вдруг влюбился. Значит, те отношения не были по-настоящему эмоционально значимы, в них просто было удобно отсиживаться, получая заботу.

Если возвращаться к психологу Лабковскому, есть еще одна вещь – это мои любимые гендерные аспекты: есть очень много ситуаций, где идут очень сильные эмоции – в случаях пар с несовпадающими гендерными установками. У него к ней ожидания, она скажет «нет» (или наоборот) – и будет много гнева.

– Но обязательно же найдутся проповедники этих гендерных стереотипов вокруг. У нас вся среда твердит, например, «тебе надо найти мужа», и очень сложно иногда держаться при своем.

– Во-первых, лучше общаться с людьми, у которых убеждения более или менее близки к вашим, тусоваться по интересам – тогда мы не идем в чужой монастырь со своим уставом. В тусовку девочек на шпильках и стразах не надо идти в «конверсах» – скорее всего, у вас будут разные установки и убеждения.

Второе – важно продвигать в обществе идеи реальной толерантности, когда мы уважаем различия: в одном обществе вполне могут сосуществовать те, кто ходит в кедах, и те, кто ходит на 15-сантиметровых каблуках. Мы не будем говорить, что одна точка зрения лучше или хуже другой, не будем обесценивать точку зрения других людей. Научиться не критиковать, научиться уважать различия – это очень важно, и это делает жизнь более комфортной. Вы же не будете заводить таких подружек, но если столкнетесь с такой дамой, то скажете себе: «Да, и такое может быть, мир многообразен». Если им удастся реализовать свой проект и они будут счастливы в нем до конца – им тоже есть место под солнцем. Доказывать что-то абсолютно ни к чему. Мы вправе ожидать и от других людей уважительного отношения к нашей точке зрения. Давайте будем обмениваться взаимным уважением, даже если мы не очень согласны друг с другом. Не обесценивать ценности другого человека.

Вы говорили, что есть «нет», которое нужно принять на сто процентов, а есть и другие варианты. Вот, например, человек из страха вам отказал, а на самом деле хотел что-то другое...

– Если кто-то нарушает ваши личные границы – во-первых, надо самим постараться быть убедительными и сказать: «Мне очень жаль, но нет». Дети должны быть научены говорить «нет» и слышать других людей, когда речь идет о физических и эмоциональных границах, – мы учим их противостоять любому насилию. Есть такая американская брошюра по обучению подростков недвусмысленному поведению: идея в том, что насилия в подростковой среде будет меньше, если они будут общаться в недвусмысленной манере. Если девочка говорит мальчику «нет», то это сто процентов «нет», а не «может быть». И он должен это «нет» услышать. Раньше была шутка: если женщина говорит «нет», это «может быть», если женщина говорит «может быть» – это «да», если женщина говорит «да» – то это ненастоящая женщина. В общем, женщин обучали: кокетство должно так выглядеть.

Исходя из идеи недвусмысленного поведения, если женщина говорит «нет» – то это сто процентов нет. Если ситуация не до конца ей понятна, кажется двусмысленной, она имеет право попросить ее прояснить. Если девушку после клуба зовут в пять утра пить чай, она вправе спросить: это точно чай или предполагается секс? И если ей говорят «да, чай», а надеются на что-то другое, то это можно квалифицировать как насилие – она не давала согласия. У нее есть своя часть ответственности – прояснить, а не думать, что кто-то пьяный будет стоять на защите ее интересов. У обеих сторон есть эта ответственность – как мальчики, так и девочки должны обучаться этому недвусмысленному поведению: глядя в глаза говорить «нет», если ты не заинтересован в том, что тебе предлагают. И смиряться с этим «нет», если ты его услышал. «Нет» – это всегда «нет». Это важно для детей, которых могут склонять к какому-то опасному поведению.

И тут важно суметь выстоять в ситуациях продавливания, манипуляций – я говорю «нет», а мне отвечают: ну, может быть? А давай? А что тебе мешает? Но у меня есть ответственность – если кто-то продавливает, а я сдамся, это значит, что я откажусь от своей ответственности за последствия. Стойте до конца. «Нет» – это «нет». И лучше иметь репутацию человека железного, но защитить свои права и интересы.

– Но бывают и ситуации, когда свою точку отстаиваешь, а толку никакого?

– Есть ситуации социального плана, когда мы слышим «нет», но понимаем, что это нарушает наши права. Мы вправе заботиться о качестве своей жизни. Например, если нас не очень устраивает, что происходит в госполиклинике – талонов нет, – то мы вправе каким-то цивилизованными способами добиваться того, чтобы это поле, где мы слышим «нет», сокращалось. Мы можем писать официальные жалобы, добиваться изменения каких-то законов – почему нет? Вот, например, Мотолько услышал «нет», но это его не останавливает, и он абсолютно прав. Если мы хотим двигаться в сторону цивилизованности, воровства быть не должно. С моей точки зрения, «Белтелерадиокомпания» сама нанесла серьезный ущерб своему имиджу – а ведь могла его улучшить. Они могли признаться, что прокололись, потому что очень торопились, выплатить гонорар и предложить сотрудничать в будущем – умные люди бы так поступили. А «Белтелерадиокомпания» сказала «нет», Мотолько не понравилось это «нет», и он абсолютно прав. К нему проявлено неуважение, его обесценили – нормальный здоровый человек должен себя защищать.

Почему людям проще говорить «нет», чем «да», – потому что люди слабые, им же надо побеждать. Иногда выгоднее сказать «да» – все исчерпывается мгновенно. Но «нет» – это часто протестная реакция, признак лагерной психологии: если ты говоришь «да» – значит, ты слабак, тебя «опустили». Поэтому люди на всякий случай говорят «нет»: «нет» правилам, «нет» реализованности, «нет» уважению к другому человеку – тогда это «нет» мы можем отказаться слушать и воспринимать, можем ему противостоять.

Видите, сколько аспектов. «Нет» может быть разным, и разной может быть наша реакция на «нет» – здоровой или невротической. Научиться различать эти ситуации и наши реакции – наша задача. Сначала нужно классифицировать, а потом реагировать.

 

КАК ВСЕ ИСПРАВИТЬ?

– Вернемся к самой популярной теме – отношениям. Два человека, пара, ошибались, нарушали границы друг друга, привели все к полному беспорядку. Как вернуть доверие, разобраться, понять, как действовать? С чего начинать?

– Я бы развела этих людей на какое-то расстояние и дала бы им возможность по очереди сказать (когда один говорит, а второй не перебивает и просто слушает), каковы были его ожидания в этих отношениях. И человек говорит: я ожидал, что будет так и так. А второй говорит: а я ожидал другого. Это несовпадение ожиданий проясняет источник конфликта. Следующим нашим шагом будет понять – мы готовы продолжать наши отношения или настолько различаемся, что нам лучше разбежаться? В какой-то ситуации это единственный выход: иногда оказывается, что развод – это самое разумное, что можно предложить этим людям. То есть развод не считается неудачным исходом событий. Например, когда люди очень сильно не совпадают по установкам и убеждениям, здесь привязанность друг к другу не спасет – она только продлит их мучения. Например, кто-то стал глубоко религиозным, а второй продолжает оставаться атеистом. Можно примирить эти позиции? Мне кажется, что нет. Они их ведут в разные сообщества. И если тот, кто стал религиозным, начинает убеждать атеиста – это же в пустоту. Даже какие-то бытовые привычки: например, одному из партнеров нужна идеальная чистота и порядок в доме, а второму классно быть в беспорядке, он неряшливый по своей природе. Да, они какое-то количество лет или месяцев будут мучить друг друга, но вообще им лучше расстаться. Никто не имеет права ломать второго, даже если ему кажется, что он бесконечно прав.

– Но бывают переходные периоды…

– Но все равно же мы отвечаем за свое поведение в обществе и рядом с близкими. Нас могут разлюбить – и тогда мама и папа только и ждут, когда ты свалишь из этого дома. Кто-то умудряется вырасти и стать с родителями хорошими друзьями. Подростковый и любой другой возраст – это не заболевание и не основание для привилегий.

– Есть ли какие-то специальные упражнения для того, чтобы научиться принимать «нет»?

– Когда я с людьми обсуждаю эту тему, говорю: первое, что нам помогает, – это дать другим людям право сказать нам «нет». Без мысли, что нас это убивает, разрушает или обесценивает. Если мы понимаем, что эмоции связаны с тем, что это наносит удар по самооценке, – любое «нет» выглядит как отвержение, пренебрежение, оно нагружено для такого человека какими-то дополнительными смыслами. Отскреби эти смыслы от полученного «нет» – это вообще не твоя история.

– Я читала советы вроде «смотри в свою тарелку». Все равно другого человека полностью понять невозможно – не пытайся влезть никому в голову.

– Это немного неконкретно. Близкий человек – почему он близкий? Или он близкий по крови, или близкий по убеждениям, или близкий эмоционально. У нас есть какое-то основание для этой близости. Близость тогда – это то, что нас объединяет. Та часть в партнерах, которая нам понятна. И, конечно, мы стремимся понять близкого человека еще больше. И тогда, чтобы его понимать, нужно его спрашивать и выслушивать без обесценивания. Когда мы его спрашиваем – до какой степени ты готов к этой близости? Если он скажет: «Больше близости мне не надо, я хочу в чем-то оставаться закрытым», – окей, не можешь – значит так. Когда подростки говорят: меня не понимают родители, я спрашиваю: какой ты смысл вкладываешь в это – они с тобой не соглашаются? Принять другого человека – это понять, что он имеет в виду, что для него главное, – просто расспросите и внимательно слушайте. Но это не значит, что мы обязательно должны соглашаться. И если мы сильно различны в этом, то нам лучше разойтись, а не ломать друг друга.

– А есть смысл на некоторое время изолироваться, чтобы обдумать эти различия?

– Молчаливая изоляция не делает людей ближе. Нужно все-таки попытаться расспросить и увидеть, где вы совпали, а где различны. Если различий слишком много и они неприемлемы, то лучше уже расставаться навсегда. А если эти различия не принципиальны или переносимы без саморазрушения, то тогда можно научиться как-то их согласовывать: например, если один любит классическую музыку, а другой попсу, у них разные комнаты и там разные телевизоры, которые можно не включать слишком громко, то такому противоречию можно найти разрешение. А бывают и непримиримые противоречия – какие-то политические установки, например.

– Поможет ли в умении принять «нет» тренировка уверенности в себе?

– Конечно, но сначала убеждения, потом тренировка. Если есть убеждения в ценности моей и других людей – что каждый из нас вправе ожидать уважения, – то легче тренировать уверенность в себе. А если ты сам людей обесцениваешь, себя обесцениваешь, тебя обесценивают – как можно на этом фоне натренировать уверенность в себе? Но уверенный в себе человек с высоким уровнем самоуважения может проигрывать – ему легче выдержать «нет».

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: kissmiklos.

   CITYDOG.BY В VIBER

поделиться
Еще по этой теме:
Минчане как жертвы трагедии в ТЦ «Новая Европа». Психолог о том, что нам делать со своей психологической травмой
«Наша лень – это защитный механизм». Психолог о том, как правильно прокрастинировать и почему это важно
Психолог о том, почему ничего не делать – не стыдно